Статья написана: Июль, 2007
Автор: Катя Тонечкина (Дмитрий Лопухов)
Чудовище Виктора Франкенштейна

Мое знакомство с чудовищем, созданным Виктором Франкенштейном, состоялось лет пятнадцать назад при весьма трагических обстоятельствах. Я была приглашена на празднование юбилея своей давней подруги Ирки. Собралось нас там, кажется, человек восемь, все женского пола и нежного крайне возраста. Родители, исполнив роль официантов, закрылись на кухне, где принялись обсуждать такие малопонятные и бесполезные вещи, как «Беловежская пуща», «геополитическая реальность» и «союзные республики», и странных каких-то людей, среди которых наиболее часто поминался дядька, обладавший похожей на название конфеты фамилией Бурбулис. Мы же, понятное дело, обсуждали события и людей, имевших куда как большую важность для подлунного этого мира, — Гришку Ветрова и васильковое платье Корнюхиной Лизки, подлой и двуличной негодяйки. Подсчитав все грехи Лизки и разоблачив преступления Гришки, мы перешли к самой главной части празднества — пепси-коле и просмотру на видеомагнитофоне ВМ-12 мультиков. Подруга Ирка с гордостью принесла кассету, сделанная ручкой надпись на которой гласила: «Микки Маус, Гуффи, Плуто и др.», мы разлили газировку и приготовились к погружению в нирвану. Посмотрев два мультика, мы практически добрались до одной из стадий блаженства. Однако совершенно неожиданно изображение на экране начало кривляться и покрываться страшной мелкой полоской, после чего и вовсе скоропостижно скончалось. Спустя несколько мгновений телевизор принялся демонстрировать нам кадры из какого-то черно-белого фильма: горбатый дядька бегал по комнате, прижимая нежно к груди банку с мозгами. Некоторое время в нас теплилась надежда, что, быть может, это и есть обещанное в названии «и др.», но с появлением другого дядьки она испарилась. Дядька этот был здоровенный, страшенный, ужасно злой и громкий. …В довершение всего он утопил в реке девочку. После чего и начался карманный Армагеддон: Ирка, полчаса назад рассказывавшая, какая Лизка трусиха и как та кричала, когда увидела ежа, взвыла так, что с потолка посыпалась штукатурка (Ирка, если ты вдруг сейчас это читаешь, знай, я над тобой вовсе не насмехаюсь — монстр и впрямь выглядел серьезнее ежа). Голубоглазая отличница Викуся, совсем недавно размахивавшая вилкой и в ярости клеймившая Гришку за то, что тот грубиян и сквернослов, выронила стакан с колой и сказала что-то вроде «@# #$%# $#$%!!!». А Катя ваша Тонечкина вскочила с дивана и наступила на кошку, которая, очевидно, восприняла это как сигнал к началу массовых погромов и сиганула на вазу с праздничными герберами…

Привлеченные криками и грохотом родители оставили на время человека-конфету и организовали спасательную экспедицию в зал. Видеокассета в результате была конфискована, а сбегавший к соседям отец семейства предложил нам достойную альтернативу в виде мультиков о Томе и Джерри. На этом инцидент был исчерпан.

Однако чудовищный облик монстра основательно засел в моей темноволосой голове и сделался постоянным гостем жутких ночных кошмаров. Лишь гораздо позднее, когда я уже стала взрослой довольно девочкой, узнала, что мой ночной мучитель терроризирует впечатлительных юношей и девушек по всему миру уже почти две сотни лет, и что страхолюд этот — звезда экрана, засветившаяся не в одном десятке фильмов. А сильнее всего меня поразил тот факт, что жизнь ужасному этому чудовищу подарила симпатичная девятнадцатилетняя барышня.

Особый интерес, конечно, представляет то, каким трансформациям подвергся за годы своего существования монстр Виктора Франкенштейна, как успешно он адаптировался под существующую реальность, как активно давал литературное и кинематографическое потомство. Пожалуй, из всех монстров «старой закалки» конкурировать с ним способен лишь граф Дракула, остальные все, включая и наиболее удачных чудовищ «новой волны» (Чужого и Хищника) ни в плодовитости, ни в популярности с плодом фантазии юной Мэри Шелли тягаться не в силах.

1 января 2008 года монстру Франкенштейна исполнится ровно 190 лет. В свете грядущего юбилея, думаю, имеет смысл вспомнить об этапах жизненного пути жуткого этого чудовища, вехах его карьеры, наиболее громких успехах и провалах. Думаю, дедушка этого заслуживает. Почти две сотни лет доводить людей до нервных срывов и принимать активное участие в ночных кошмарах — это вам не шутки. Ради подобного события я готова, облачившись в сапоги резиновые, непромокаемый плащ и противогаз, отправиться в полное опасностей плавание по океану жизни великого монстра.. Об успехах своих и неудачах я буду рассказывать в письмах, отправлять которые стану с почтовыми альбатросами. Приложу все усилия, чтобы не убить ни одного и не вернуться подобному Старому Мореходу Самюэля Кольриджа старой и измученной развалиной. …А? Что? Вы спрашиваете, зачем мне противогаз? Если я встречусь случайно во время своих странствий с монстром Франкенштейна, то притворюсь маленьким слоником, и тогда, возможно, он меня не тронет. Еще вопросы? Нет? Тогда поехали!

То есть поплыли!

Письмо первое

Дорогой мой читатель, ты порадуешься, когда услышишь, что предприятие, вызывавшее у тебя столь мрачное предчувствие, началось вполне благоприятно. Я поджала ногу, привязав к ней палку, и прикрепила на плечо чучело попугая, в совокупности с противогазом это создает вид весьма впечатляющий, посему матросы меня опасаются и уважают, беспрекословно выполняя все мои требования. Первым делом, дорогой мой читатель, мы пристали к гавани имени Мэри Шелли, где я, прохаживаясь по кабакам и притонам, сливаясь с толпой (насколько мне это позволял противогаз и дохлый попугай), собрала массу интересных сведений.

Оказывается, славный мой читатель, чудовищный монстр родился на свет так же, как рождаются миллиарды детских страшилок. Летом 1816 года юная Мэри Шелли и ее супруг Перси Шелли (один из величайших поэтов XIX века, между прочим) отдыхали в Швейцарии. По соседству с ними проживал лорд Байрон (еще один величайший поэт XIX века). Концентрация величайших поэтов XIX века для столь скромной территории была необычайно велика, посему они просто не могли не встретиться. И встретились. И вот, проводя как-то время в тесной поэтической компании, лорд Байрон внезапно предложил каждому сочинить леденящую кровь историю и поведать ее честной компании. Если тебе, дорогой мой читатель, когда-либо доводилось бывать в пионерском лагере, то ситуацию эту ты сможешь представить без особого труда. Вдоволь попугав друг дружку, Байрон и Перси Шелли утомились, но нежная Мэри задалась целью сочинить что-то действительно чудовищное, способное тягаться с тогдашней классикой мрачной литературы.

Каждый, кто когда-либо держал в руках перо (прости меня, дорогой мой читатель, за этот жуткий анахронизм, но уж больно он изящен), знает, сколь мучительно сложно начать облачать в словесную форму симулирующие броуновское движение мысли и задумки. Так же и бедняжка Мэри никак не могла приступить к воплощению своих наполеоновских замыслов. Помог ей случай — как-то раз лорд Байрон и Перси Шелли принялись обсуждать опыт доктора Дарвина (Эразма Дарвина, дедушки Чарльза Дарвина), якобы поместившего в пробирку кусок вермишели и неизвестным образом заставившего его двигаться. Под монотонную эту беседу Мэри заснула, и ей привиделась удивительная картина — склонившийся над плодом своих трудов (солидно так подросшей дарвиновской вермишелью) ученый, наблюдающий за процессом его оживления. Внезапно дикий ужас охватывает ученого и он в страхе спасается бегством из лаборатории, после чего засыпает в изнеможении. А когда просыпается, то видит склонившегося над ним монстра.

Именно этот свой сон и положила Мэри Шелли в основу романа «Франкенштейн, или Современный Прометей» (Frankenstein; or, The Modern Prometheus, 1818). Если тебе, дорогой мой читатель, так и не довелось его прочесть, а о самом монстре ты узнал гораздо позднее — из кино- и телевизионных фильмов — то тебе крайне занятно будет узнать о том, как сильно отличался монстр Мэри Шелли от современных его коллег.

Роман состоит из трех массивных монологов, вложенных друг в друга наподобие матрешек. Самая первая матрешка — письма Роберта Уолтона, отправившегося на корабле покорять бескрайний север и посылающего время от времени весточки своей любимой сестре, в которых рассказывает о своих приключениях (прямо как я, дорогой мой читатель!). Вторая матрешка — рассказ Виктора Франкенштейна, подобранного Уолтоном. И, наконец, третья матрешка — история о злоключениях монстра, созданного Франкенштейном, которую, историю, он сам и рассказывает Виктору.

Первая матрешка, дорогой мой читатель, являясь, по сути, сугубо литературным приемом, мало нас интересует, посему перейдем сразу к тем двум, что проживают в ее чреве. Итак, молодой Виктор Франкенштейн безумно увлечен естественными науками. Юноша жаждет сделать открытие, способное подарить счастье всему человечеству — избавить его от смерти и болезней. Реализуя свою мечту, он создает из частей различных тел подобие человека и оживляет его неким неведомым нам способом. Однако, узрев плод своих трудов, Виктор приходит в ужас, отрекается от своего чада и бросает его на произвол судьбы. Однако монстр, будучи крайне страшен внешне, в душе — чувствительная и тонкая натура. Он способен восхищаться пением птиц, радоваться рассвету и шелесту листвы. Мозг его находится на уровне маленького ребенка, он не способен говорит и читать, не понимает происходящего вокруг него. Укрывшись в лесу, он питается орехами и ягодами, потом отправляется в близлежащую деревню. Но люди монстра не принимают, гонят его, закидывают камнями и палками. Спрятавшись в маленькой пристройке, монстр обнаруживает, что в прилегающем доме живет бедная семья. Наблюдая за ними долгие месяцы, монстр обучается говорить и читать, понимать окружающий мир и испытывать эмоции. Он тайком помогает семье — приносит дрова, пытается облегчить их участь и постепенно все сильнее и сильнее к ним привязывается. В какой-то момент он решается выйти из своего убежища и придти в дом к этим дорогим для него людям. Однако те, узрев его чудовищный облик, избивают бедолагу. Монстр проникается злобой и ненавистью, однако ненависть его пока не ледяная. Блуждая по лесам, он замечает тонущую в реке девочку, спасает ее и тут же получает пулю от ее отца. Тогда-то творения Виктора Франкенштейна и пропитывается невыразимой злобой. Никому ненужный, всеми гонимый и презираемый, он решает отомстить своему создателю. Убив маленького брата Виктора и подставив его служанку, обрекая ее тем самым на казнь, он требует от Франкенштейна, чтобы тот создал ему подругу. Монстр обещает, что скроется вместе с ней в недоступном для людей месте и будет жить там до самой смерти, не причиняя более никому зла. Виктор соглашается, но впоследствии от обещания отказывается. Разъяренный монстр принимается мстить: убивает лучшего друга Франкенштейна, расправляется в брачную ночь над женой самого Виктора, сводит в могилу его отца. Виктор Франкенштейн, горя жаждой мести, отправляется преследовать чудовище и забредает чуть ли не на северный полюс. Где его и подбирает корабль Роберта Уолтона, которому он рассказывает свою жуткую историю. В финале Виктор умирает от истощения и жутких душевных мук, а монстр, разрываемый внутренними противоречиями, решается на суицид.

Что я, мой дорогой читатель, могу сказать о романе Мэри Шелли? Для своего времени, конечно, он был необычайно смел, достаточно оригинален и невыразимо страшен. Сейчас же, в эпоху Стивена Кинга и Роберта Маккаммона, он воспринимается совсем по-другому. Многочисленные аллегории и реминисценции (большинство из которых, впрочем, придумывали литературные критики), пожалуй, остаются актуальными и по сей день; но вот стиль, тяжелый, как гардероб прекрасной Шелли, и язык, пышный, как ее же бальные платья, представляется для современного читателя серьезной проблемой. Из чувства девичьей солидарности я не должна бы говорить подобного, но скажу: буквально каждый абзац текста вопиет: «Меня писала юная и чувствительная девятнадцатилетняя барышня». Персонажи, в особенности мужчины, безостановочно плачут по поводу и без оного (даже монстр регулярно пускает слезу), создавая впечатление, что «Франкенштейн, или Современный Прометей» вовсе не один из лучших готических ужастиков минувших веков, а производственный роман о тяжелых буднях викторианских эмо. Окружающий мир, взаимоотношения между людьми, бытовые коллизии — все это написано с позиции очаровательного создания, живущего в мире, пропитанного запахом возвышенной романтики…

Письмо второе

Дорогой мой читатель, я пишу эти торопливые строки, чтобы сообщить, что я здорова и проделала немалый путь. Извини, молю, за то, что в прошлый раз оборвала письмо на половине слова — случилось непредвиденное. Корабль наш качнуло на волнах, и я, с трудом удерживающая равновесия на одной ноге (другая, мой добрый друг, как ты помнишь, у меня поджата и временно заменена деревянной палкой), поскользнулась и вывалилась за борт. Спас меня лишь удивительный случай — я зацепилась за выступающую доску шлангом противогаза. Матросы вытащили меня и дали для успокоения рома. …После этого я две недели не могла ничего писать, а матросы ремонтировали разгромленный корабль. У меня, милый мой читатель, случилась временная амнезия, посему я даже не представляю, кто мог нанести кораблю такие разрушения. Экипаж, дорогой мой друг, почему-то смотрит на меня теперь с благоговейным ужасом, а на палубе красуется огромная надпись, сделанная краской того же цвета, что и мой лак для ногтей: «Катя была здесь». К чему бы это все?

А между тем, славный мой читатель, вчера я исследовала Залив Ранних Экранизаций и обнаружила массу увлекательнейших сведений. Оказывается, впервые на большом экране монстр Виктора Франкенштейна засветился аж в 1910-м году. Кино тогда было совсем еще черно-белым и немым, никаких операторских финтов и визуальных трюков не существовало, а самым страшным киночудищем считался паровоз из «Прибытия поезда на вокзал Ла-Сиоты» братьев Люмьеров. В те далекие годы все фильмы были предельно лаконичны и малы, посему полноценно пересказать историю злоключений Виктора Франкенштейна и его ожившей вермишели не представлялось возможным. Режиссер Дж. Сирл Доули сделал экстракт из романа Шелли. В «Франкенштейне» образца 1910 года нам демонстрируют молодого ученого, химическим путем оживившего самодельного монстра. Монстр этот настроен агрессивно и вступает со своим творцом в открытую конфронтацию. Но, мой дорогой читатель, не волнуйся — той невероятной физической силы, о которой писала Шелли, у монстра нет, и Виктор выходит из схватки победителем. Окончательно же страшилище развоплощается, увидев свое отражение в зеркале. Фильм этот долгие годы считался утерянным. Однако в 80-х годах его отыскал какой-то коллекционер-маньяк, и историческая справедливость была восстановлена.

А в 1921-м году, мой милый читатель, Франкенштейн попал в Европу — итальянец Лучано Альбертини спродюсировал фильм Эугенио Тесты «Монстр Франкенштейна» (Il Mostro di Frankenstein). К сожалению, судьба к этой картине не благоволила — сперва его чудовищно покрошили безжалостные цензоры, а потом он и вовсе где-то затерялся. Ни одной копии фильма на настоящий момент найти не удалось. Несмотря на усилия маньяков.

Самый, мой дорогой читатель, важный фильм о монстер Франкенштейна был снять в 31-м году. Невероятно талантливый британец Джеймс Уэйл создал настоящий шедевр, ставший впоследствии определяющим для развития всего кинематографа ужасов. Картина Уэйла имела ряд серьезных отличий от романа Шелли и базировалась в первую очередь на театральной адаптации романа, написанной Пегги Уэблинг. По сюжету фильма Франкенштейн (из Виктора он почему-то превратился в Генри) вместе со своим помощником Фрицем трудятся над созданием человека из плоти и крови, для этого они похищают из могил тела и разбирают их на органы. Горбун Фриц не шибко умен и сообразителен, поэтому вместо мозга здорового человека он приносит своему хозяину мозги преступника, в результате чего итоговая версия монстра получается крайне неадекватной, жестокой, склонной к насилию и разрушению. Впрочем, монстр ведет себя как ребенок, при должном внимании и воспитании к нему со стороны демиурга, вполне возможно, из него бы и вышел толк, однако судьба чудовища никого не интересует. Кроме, пожалуй, Фрица, у которого обнаруживаются садистские наклонности, которые он удовлетворяет, истязая несчастное чудище. По незнанию и глупости сбежавший монстр топит в реке маленькую девочку, после чего все местное население ополчается против него и в итоге приканчивает его на мельнице.

Роль монстра Франкенштейна в этом фильме блестяще исполнил великий Борис Карлофф. Костюм, в который был облачен актер, и грим сделались неотъемлемым обликом чудовища, кочевавшего впоследствии с незначительными изменениями из одного фильма в другой. Классической стала и метода оживления чудовища — посредством электричества (в романе Шелли были кое-какие намеки, но сам способ не описывался). Сам же фильм, имевший бюджет в триста тысяч долларов, прошел с оглушительным успехом, несмотря на противодействие цензоров (по требованию цензурных комиссий отдельных штатов из фильма вырезались десятки сцен; особенное негодование у «блюстителей морали и нравственности» вызывал эпизод с утоплением девочки и богохульное высказывание Франкенштейна «Во имя Господа! Теперь я понимаю, что значит быть Богом!») собрал крайне внушительную кассу.

А дальше, мой дорогой читатель, студия Universal принялась развивать успех и начала выпускать один за другим сиквелы «Франкенштейна». В 1935-м году на экраны выходит замечательный фильм «Невеста Франкенштейна» (The Bride of Frankenstein), в основу которого ложится не попавший в первую картину сюжетный кусок о создании невесты для монстра. В книге, как мы помним, Франкенштейн отказался содействовать чудовищу, в фильме же мадам-вермишель таки была создана. Правда любовью к монстру она не воспылала, а напротив сильно его испугалась. Огорченный монстр спалил лабораторию, себя и безответную свою любовь.

«Невесту Франкенштейна» тоже ждал солидный успех, восторги публики и неплохие сборы. «Надо ковать железо, пока текут доллары!» — решили кинобоссы и… столкнулись с непредвиденными обстоятельствами. Уэйл, снявший два предыдущих фильма, пресытился сиквеловарением и с циклом распрощался, а актер, сыгравший роль Генри Франкенштейна, тяжело заболел и скончался. Впрочем, почесав свои капиталистические затылки, боссы решили, что не так уж это все и страшно. В 39-м году на экраны выходит фильм «Сын Франкенштейна» (Son of Frankenstein), повествующий о злоключениях сына Генри Франкенштейна, воскресившего по просьбе горбуна Игоря (его роль исполнила легенда черно-белого хоррора — актер Бела Лугоши) созданного папаней монстра. В 42-м году на экраны выходит «Призрак Франкенштейна» (Ghost of Frankenstein), представившей публике новый облик чудовища (Борис Карлофф ушел в отставку) и окончательно превративший «юниверсловский» цикл в перворазрядный трэшак. В 43-м на экраны вышел кроссовер «Франкенштейн встречает человека-волка» (Frankenstein Meets the Wolf-Man), в котором наш монстр встретился понятно с кем. В 44-м — эпический трэшак «Дом Франкенштейна» (House of Frankenstein), где к честной компании присоединился граф Дракула. А в 45-м — «Дом Дракулы» (House of Dracula). Наконец в 48-м все это трэш-безобразие завершилось выходом на киноэкраны пародийной ленты «Эббот и Костелло встречают Франкенштейна» (Abbott and Costello Meet Frankenstein), создатели которой крайне забавно высмеяли штампы и клише цикла, сделав, наконец-то, невозможным выход еще одного «серьезного» продолжения.

Письмо третье

Дорогой мой читатель, я еще раз попробовала целебный ром. Что я могу сказать по этому поводу?.. Корабль затонул, экипаж пропал, а я теперь дрейфую на льдине в неизвестном направлении. Но при этом продолжаю непристанно собирать бесценную информацию. Увы, мой милый друг, бумаги у меня осталось преступно мало, поэтому я вынуждена быть лаконичной.

Франкенштейн против Барагона
В 65-м году японец Исиро Хонда, создатель многочисленных кинокартин о Годзилле, снял абсолютно крезовый фильм «Франкенштейн против Барагона» (у него, как и положено японскому трэшаку 60-х существовало еще с десяток альтернативных названий), в котором гигантский стофутовый монстр Франкенштейна дерется с таким же здоровенным динозавром. Чума и полный крышеснос!

Однако Хонде одного фильма оказалось мало и в 1966-м году он снял сиквел картины «Франкенштейн против Барагона» — «Война Гаргантюа», еще более ненормальный и отвязный, чем оригинальный фильм. На этот раз Токио принялись превращать в порошок два здоровенных волосатых гуманоида, являющихся потомками гигантского Франкенштейна из первой картины. На фильм этот, кстати говоря, есть прямая отсылка во второй части тарантиновского «Убить Билла» (эпизод битвы Невесты и одноглазой героины Дэрил Ханны).

В период с 57-го по 74-ый годы английская кинокомпания Hammer Film выпустила семь фильмов о похождениях персонажей, придуманных Мэри Шелли. Открывался цикл весьма приличным «Проклятием Франкенштейна» (The Curse of Frankenstein, 1957), а завершился уже не очень приличным «Франкенштейн и Чудовище из ада» (Frankenstein and the Monster from Hell, 1974). Ни малейших пересечений с «юниверсловской» серий цикл этот не имел, а от романа Мери Шелли отличался намного сильнее. В британских «Франкенштейнах» главным героем и главным же злодеем сделался сам Виктор, одержимый, безжалостный и расчетливый негодяй, тогда как его монстр стал играть роль переходящего вместилища мозгов. У хаммеровских «Франкенштейнов», кстати говоря, немало поклонников и по сей день, но на мой скромный вкус цикл этот сильно уступает «юниверсловскому».

Помимо двух этих киноциклов существует великое множество внесерийных фильмов о Франкенштейне и его монстре, некоторые из которых заслуживают отдельного упоминания. В 1958-м году на киноэкраны вышел малобюджетный фильм «Франкенштейн-1970», примечательный тем, что в роли Виктора Франкенштейна, собирающегося с помощью ядерного реактора создать нового мега-монстра, засветился сам Борис Карлофф. Фильм этот был данью популярному в 50-х и 60-х годах научно-фантастическому антуражу.

В 71-м году на экраны вышел запредельный трэшак Эла Адамсона «Дракула против Франкенштейна» (Dracula vs. Frankenstein), в котором два культовых персонажа фильмов ужасов основательно так дубасили друг друга всеми подручными средствами. Фильм этот нередко включают в списки худших картин века, а дистрибуцией его занимается трэш-студия «Трома» (если названия «Токсический мститель», «Беспредельный Террор» или «Ядерная школа» для вас не пустой звук — фильм однозначно понравится). Приблизительно на эту же самую тему снял в 72-м году свой фильм «Дракула, пленник Франкенштейна» одиозный король мусорного кинематографа Хесус Франко.

В 81-м году японцы сняли чудесный анимационный фильм «Франкенштейн: Ужасная легенда». Очень симпатичное это аниме Юго Сэрикавы представило нам монстра Франкенштейна в обличии несчастного создания, мечтающего о любви.

Наконец, самое, пожалуй, грандиозное киновоплощение истории Мэри Шелли состоялось в 1994-м году, когда режиссер Кеннет Брана закончил работу над фильмом «Франкенштейн Мэри Шелли» (Mary Shelley’s Frankenstein). Очень стильная эта и красивая адаптация весьма близка была по духу к роману писательницы. Отступления от текста, разумеется, имелись, однако не столь значительные, как в предыдущих экранизациях. Однако, увы, фильм сенсацией не стал, а солидный бюджет в 45 миллионов окупился лишь наполовину. Причину провала следует искать, очевидно, в неудачной трансформации отдельных сюжетных ходов (уж больно выпирают отдельные надуманные эпизоды, снятые вопреки оригиналу и логике повествования в угоду массовому зрителю) и… игре Роберта де Ниро, исполнившего роль монстра. Де Ниро, вне всяких сомнений, актер потрясающий, однако образ его ассоциируется с весьма строго очерченным набором ролей. Для слома подобного стереотипа требуется виртуозная режиссерская работа (такая, например, как та, что проделал Мартин Скорсезе в потрясающем «Короле комедии») и знание актерских талантов де Ниро от волос до кончиков пальцев. Этого-то Кеннету Брана, на мой взгляд, и не хватило. Потому великий де Ниро в доброй трети эпизодов выглядел так, будто сейчас достанет пистолет, пристально посмотрит в глаза Виктору Франкенштейну и спросит: «Это ты со мной разговариваешь?»

P.S. А ром я больше не пью.

Письмо четвертое

И снова здравствуй, дорогой мой читатель. Меня подобрал со льдины экипаж рыболовной шхуны. Сначала долго брать на борт не хотели, но потом, когда я оторвала с плеча попугая и сняла противогаз, взяли. Очевидно, карьера моя морского волка подошла к концу, и я теперь возвращаюсь к теплым родным берегам. Надеюсь, доберусь без приключений; насыплю в ванную солей, налью пены и рухну туда дней на десять.

Расскажу тебе, друг мой, что еще мне удалось разузнать о монстре Франкенштейна. В период с 57-го по 59-ый годы минувшего века француз Жан-Клод Карьер написал шесть небольших романов о злоключениях чудовища. Ни один из них, по счастью, на язык Пушкина и Достоевского переведен не был.

В 78-м году шведский писатель Аллан Петтерссон написал юмористический роман «Тетушка Франкенштейна» (Frankenstein’s Aunt), в котором рассказал о Хане Франкенштейн, тете Виктора Франкенштейна. По сюжету романа бравая старушка решила навести порядок в замке своего любимого племяша, но встретила бурное сопротивление со стороны населявших его монстров, в числе которых были и граф Дракула, и оборотень, и уйма иной пакости. В 89-ом году Петтерссон закончил работу над продолжение романа — «Возвращение тетушки Франкенштейна» (Frankenstein’s Aunt Returns), в котором поведал забавную историю создания чада для чудовища Франкенштейна и его невесты. По первой книге, дорогой мой читатель, кстати говоря, был снять очень забавный телевизионный мини-сериал.

Количество комиксов, посвященных чудищу Франкенштейна, подсчету не поддается. В наиболее забавных из них монстр выступает в роли супергероя (!) и помогает униженным и оскорбленным людям добиться справедливости. Кроме того, созданный Шелли монстр неоднократно выступал в роли соперника канонических положительных персонажей.

Первая компьютерная игра о монстер Франкенштейна увидела свет в далеком 83-м году. Компания Data Age разработала и выпустила для платформы Atari 2600 занятный экшн Frankenstein’s Monster. В игре этой нам предстояло исполнить роль бесстрашного смельчака, готового рисковать собой, дабы не позволить Виктору Франкенштейну выпустить на свет божий своего демона. Для этого мы должны принести из подземелья замка барона четыре здоровенных камня и завалить ими чудище. Путь в подвал сложен и опасен: повсюду снуют пауки и приведения, дороги нам преграждают ловушку и лужи кислоты. Но, увы, раз уж создатели решили, что единственным местом добычи бесценных камней является подземелье, то иного выхода у нас нет. Frankenstein’s Monster был игрой довольно сложной, и требовал, как, впрочем, и большинство продуктов тех допотопных времен, ловкости, сноровки, отменной реакции и умения не обращать внимания на сюжетные и логические прорехи (шкафами и дверями, конечно, завалить монстра никак было нельзя).

В конце 1987 года компания Ariolasoft выпустила для платформ Commodore 64 и ZX Spectrum приключенческую игру Bride of Frankenstein, имеющую некоторое отношение к одноименному фильму. В игре этой нам предоставлялась возможность побыть в роли невесты Франкенштейна и ощутить всю прелесть пребывания в данном статусе. Игра эта уже давно забыта и отыскать ее в настоящее время довольно сложно. Играть, впрочем, тоже нелегко — замок, по которому расхаживает героиня, битком набит дверьми, открывать которые следует различными ключами. А одновременно глубокоуважаемая невеста может носить лишь один. Очень скоро игрок начинал путаться в многочисленных ключах, развешенных по стенам замка, и терял интерес.

В 1990-м году компания Bandai выпустила для консоли NES игру Frankenstein: The Monster Returns. По сюжету ее кошмарный монстр вернулся (очевидно, из Ада) и принялся сеять хаос и разрушения. С собой чудище, внезапно заделавшееся лидером всяко-разной паранормальной пакости, приволокло кучу злодеев, и теперь нам, игрокам, мой дорогой читатель, предстояло их всех убить. Кроме того необходимо было вырвать из лап гадостного чудища несчастную девочку Эмили, которую злодей зачем-то похитил. Ничем особенным этот тривиальный боевик среди прочих игр не выделялся, за исключением, пожалуй, поразительной схожести с культовой Castlevania.

В 1994-м году Sony Imagesoft выпустила разработанную в недрах Bits Corporation игру Mary Shelley’s Frankenstein, базирующую, как видно из названия, на сюжете одноименного фильма. Игроку предоставлялась возможность побыть в шкуре отвергнутого своим создателем монстра. Нелегкая жизнь чудища заключалась в хождении по длинным уровням и избиением с помощью деревянной палки разнообразной живности. Ничего сверхъестественного игра собой не представляла, впрочем, отдельным почитателям фильма пришлась по душе. Игра это первоначально была разработана для платформ SNES и Sega Mega Drive, а чуть позднее появилась ориентированная на приключения и головоломки версия для Sega CD.

Наконец, в 1995-м году Interplay Entertainment издала очень приличный квест от первого лица Frankenstein: Through the Eyes of the Monster. В игре этой нам предоставлялась возможность побывать в шкуре созданного Франкенштейном монстра, побродить по гигантской лаборатории, повзаимодействовать вдоволь с окружающей средой и порешать всевозможные головоломки, большинство из которых, мой дорогой читатель, были крайне сложны. Отдельной похвалы достойна прекрасная дизайнерская работа (фоны просто бесподобны) и блестящее звуковое оформление. В общем, однозначный must see для всех поклонников Myst.

…Волны несут меня, мой дорогой читатель, домой. Я ставлю точку в последнем своем письме и отправляюсь спать. Совсем скоро я навеки позабуду, что такое качка, ледяная вода и пронизывающий ветер.

Франкенштейн?
В 1985-м году компания Icon Software выпустила для ZX Spectrum крайне странную игру Frankenstein 2000. С романом Шелли и различными его адаптациями общего она не имела ровным счетом ничего. Игрок должен был на маленькой летающей тарелочке погружаться во внутренности некого существа (очевидно, монстра Франкенштейна) и подвергать их починке. В различных частях тела нам противостояли различные объекты — так в легких нам досаждали сигаретные пачки (кто бы мог подумать, что чудовище — заядлый курильщик), а в трахее — лягушки (господи, зачем монстр напихал себе в трахею лягушек?!). У кораблика нашего было два параметра — кислород и повреждения. И после сильных повреждений или при нехватке кислорода он безнадежно ломался.

Игра была крайне занятная и весьма аддиктивная. Как «убивалка времени» она весьма неплохо смотрится даже сейчас, спустя двадцать с гаком лет после ее выхода. Благо ZX Spectrum эмулируется без малейших сложностей.

P.S. Совершенно случайно я наткнулась, лазая по нижней палубе, на бочку рома. Думаю, ничего страшного не случится, если я отопью чуть в целях профилактики простуды и морской болезни. До скорой, мой славный читатель, встречи!

Письмо пятое

Дорогой мой читатель! Я ничего не понимаю! Сегодня утром я проснулась на льдине, подле меня плавали обломки гостеприимной рыболовной шхуны. Кажется, у меня
приступ d?j? vu.

Да, и вот еще что. Буквально час назад я увидела на одной из дрейфующих мимо льдин рыбака с этого внезапно потонувшего рыболовного судна. Я стала кричать ему, спрашивать, что за катастрофа приключилась. Увидев меня, рыбак стал белее снега, после чего с криком «Чудовище! Не приближайся ко мне!» сиганул в воду и поплыл с такой скоростью, будто участвовал в Олимпийских Играх.

Благодаря этому происшествию я воочию увидела, как легко в глазах необразованных дикарей, что по ошибке какой-то называются людьми, сделаться чудовищем. Знаешь, мой дорогой читатель, теперь я лучше понимаю страдания монстра Франкенштейна. Ведь это так мучительно обидно — быть незаслуженно оклеветанной, обруганной и ненавидимой.

P.S. Кстати! Мимо меня проплывала ополовиненная бочка Рома. Не понимаю, кто мог выпить столько этого жуткого пойла, ведь буквально вчера бочонок был полон! Ром я решила взять с собой на всякий случай — вдруг заболею или замерзну. Пригодится.

До скорой встречи, мой прекрасный и любимый читатель! Я плыву к тебе!





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:

1 комментарий
  1. Commentsпппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппп   |  Среда, 17 июня 2015 в 13:00

    пппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппплллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллпппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппплллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллпппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппплллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллллпппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппп


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    Главный герой фильма — юный хакер Уилл Фармер — убивает в видеоигре сто тысяч виртуальных человечков и становится врагом нации номер один. Врагом номер два становится его мамаша, которая работает на химическом заводе (делает полоскания для рта), а, следовательно, вполне может хранить дома массу химического и бактериологического оружия.

    [ читать полностью ]