Статья написана: Декабрь, 2007
Автор: Катя Тонечкина (Дмитрий Лопухов)
Фредди Крюгер: симпатяга с улицы Вязов

«Отзвук первобытного понимания сновидений лежит, очевидно, в основе оценки сновидения у народов классической древности. Они предполагали, что сновидения стоят в связи с миром сверхчеловеческих существ, в которые они верили, и приносят откровения со стороны богов и демонов».
Зигмунд Фрейд. «Толкование сновидений»

«Раз, два, Фредди в гости жди,
Три, четыре, двери затвори,
Пять, шесть, крепче стисни крест,
Семь восемь, тебя не спать попросим,
Девять, десять, больше не надейся…»

Были ли у вас когда-либо долгоиграющие кошмары? Такие, то есть, чтобы одна и та же жуть преследовала вас несколько ночей подряд? У меня бывали. Еще в глубоком детстве каждый раз как мне несчастливилось подхватить какой-нибудь грипп или ОРВИ (да так, чтоб обязательно с космической температурой и сотрясающим стены кашлем) ко мне приходил один и тот же жуткий сон. Снилось мне, будто я нахожусь в какой-то странной комнате, залитой ровным красным светом, прижимаюсь каким-то диковинным образом к самому ее потолку, а на полу вяло растекается и шелестит нечто бесформенное и невероятно опасное. И вот я жмусь и жмусь к потолку, жутко боясь того, что могу упасть, как внезапно потолок начинает двигаться, прижимая меня к полу и, соответственно, к бесформенному тому созданию. Я кричу, визжу, пытаюсь как-то потолок этот остановить, но нет, он неумолим — все ближе и ближе аморфное нечто. И вот когда уже курточка пижамы нижним своим краем почти коснулась жуткого создания, я всегда просыпалась и начинала безудержно вопить от только что пережитого страха. Потому-то каждый раз, когда я заболевала, жутко боялась лечь спать — невыносимо боязно вновь было испытать запредельный ужас от неизбежного соприкосновения с непонятным чудовищем.

Причину моих подобных кошмаров, разумеется, следовало искать в воздействии на хрупкую детскую психику бесчисленных фильмов ужасов, которые я безостановочно смотрела. Однако сны-«долгоиграйки» остались со мной и после того, как я вышла из нежного возраста. Сейчас, например, мне частенько снится жутковатая фантасмагория об Озере Познания (в котором следует искупаться, чтобы познать все тайны мироздания), охраняемом диковинными подводными тварями, которые каждого, попытавшегося окунуться немедленно превращают в мясной фарш. И я, бедняжка, хожу кругами вокруг Озера этого, смотрю, как туда время от времени ныряют всякие философы и мыслители, а потом всплывают в виде компактной кровавой лужицы, и думаю — стоит ли оно того или нет?

Фрейдистка во мне, разумеется, рвется как можно быстрее истолковать это и подобные ему сновидения, но психоанализ психоанализом, а в тот момент, когда сон мне снится, я абсолютно уверена в том, что все происходящее — реальность, и подводные твари, если и покрошат меня на запчасти, то раз и навсегда. Что мне толку-то от толкования постфактум?

Вообще же, как показала практика, в кошмарах нам очень любит являться то, чего мы опасаемся в жизни сильнее всего. Весьма показателен пример моей бывшей одногруппницы Ленки, очень гламурной барышни. Как-то по большому секрету она рассказала мне сон, который периодически вынуждает ее просыпаться в слезах и потом весь день чувствовать себя не в своей тарелке. «Итак, — поведала Ленка, — иду я по длинному темному коридору, тусклый свет, каблучки мои цок-цок…» Тут я представила себя на месте Ленке, и мне сделалось не по себе — мысленно посочувствовала бедняге. Еще бы — у меня какая-то треска непонятная в луже плещется, а у нее вполне реальный и кровожадный грабитель, а то и маньяк-убийца. «… А одета я в хорошенькую пелерину из меха норки, первой, кстати говоря, линии, — продолжала Ленка. — Иду я, значит, а тут навстречу мне огроменный мужик бежит. Рожа — во, ручищи — во, грязный, а вонища от него такая, что мой хомяк Жорик от зависти помер бы наверняка!» Тут мне стало совсем бедную Ленку жалко, и я уже совсем было собралась ей сказать, чтоб она не рассказывала дальше и рану свою не бередила, как вдруг… «Пробегает мимо меня этот кабанище и, что бы ты думала?.. Задевает! И вот моя пелерина белоснежная становится ГРЯЗНАЯ и ВОНЮЧАЯ!!! Ты представляешь?!» Я застыла с открытым ртом, Ленка, решившая, что я прониклась всей глубиной постигшей ее в чудовищном сне трагедии, глубоко вздохнула и добавила печально: «Вот так-то». Я чуть помолчала, глубоко шокированная, потом спросила осторожно: «Ну, а мужик-то этот чего?» «А черт его знает! — в сердцах ответила Ленка. — Дальше куда-то побежал, фашист вонючий!»

«Добро пожаловать в прайм-тайм, стерва!»

Весьма занятная история, связанная со снами, была опубликована в одном из номеров американской газеты «Лос-Анджелес Таймс». Понятно, что драматизма в ней было существенно меньше, чем в душераздирающей истории моей подруги Ленки, однако ж, интерес она все равно представляла немалый. Некий паренек из семьи камбоджийских беженцев внезапно отказался спать. Матушка его и батюшка, естественно восприняли это как глупую шутку, однако через несколько дней убедились, что ничего забавного в этой ситуации не было — их чадо действительно начало игнорировать здоровый сон. Родители заволновались, принялись подсовывать ему снотворные таблетки и упрашивать отказаться от глупой этой затеи, однако юноша, дрожа от страха, наотрез отказывался. «Вы не понимаете… У меня раньше, конечно, бывали кошмары, но это… Это совсем, совсем другое! Мне нельзя спать. Иначе — конец…» И вот таким образом он не спал шесть или семь дней. Но однажды, когда вся семья смотрела телевизор, он не выдержал и отрубился, сидя в кресле. Родители возликовали, отнесли его, изможденного от чудовищного недосыпа, в кровать и обрадованные тем, что наконец-то это все кончилось, сами отправились в царство Морфея… Ночью их разбудил нечеловеческий крик; немедленно поднявшись в комнату сына, родители обнаружили его мертвым. Проведенное впоследствии вскрытие ответов на вопрос не дало — причины смерти юноши остались неизвестны.

Сейчас, по истечению почти трех десятков лет, решительно невозможно выяснить происходила ли эта история на самом деле или была порождена желтоватой фантазией газетчиков. Однако достоверно известно, что начинающему режиссеру и сценаристу Уэсу Крэйвену она показалась на редкость занятной. И он быстренько сваял по мотивам заметки сценарий целого кинофильма.

До мировой славы в те далекие годы Крэйвену было еще далеко, он, сняв пару весьма неординарных и весьма новаторских фильмов ужасов — «ужасняцкое» переложение кинопритчи «Девичий Источник» Игнмара Бергмана «Последний дом слева» (The Last House on the Left, 1972) и ставший впоследствии культовым слэшер «И у холмов есть глаза» (The Hills Have Eyes, 1977), проходил по ведомству «талантливых новичков», чего, разумеется, было очень мало для того, чтобы крупные киностудии с радостью открывали двери для каждого его проекта. Они и не открывали: поскитавшись со сценарием нового фильма по представительствам компаний, Крэйвен получил ряд обтекаемых отказов («Ну, ваш сценарий, в общем-то, довольно ничего, но сейчас у нас все мощности производственные брошены на… Э-э-э-э… На всяко-разное кино они брошены. Но вы обязательно заходите к нам позднее — лет через двадцать. Может, мощности высвободятся…») совершенно неожиданно обнаружил себя стоящим у дверей «Диснея». Еще более неожиданным оказалось то, что кинодельцы из всемирно известной компании дали добро на постановку картины. «Э-э-э… А вы вообще мои старые фильмы видели, не?» — спросил ошарашенный Крэйвен. «Ну, они же принесли деньги, а?» — ухмыльнулся в ответ один из прожженных диснеевских дельцов.

Впрочем, с «Диснеем» роман не сложился — боссы компании предложили Крэйвену переписать сценарий так, чтобы получившийся фильм могли смотреть дети и подростки, то есть из хоррора перевести его в разряд жутковатой сказки. Уэс, разумеется, ответил отказом и остался с носом и непристроенным сценарием.

Крэйвен совсем было отчаялся, как внезапно на горизонте замаячила фигура независимой студии New Line Cinema, промышлявшей преимущественно дистрибуцией независимых недорогих фильмов (вроде трэш-комедий Джона Уотерса, итальянских драм и неортодоксальных хорроров). Представители компании, ознакомившись со сценарием, пришли в восторг и не вышли из него даже после того, как были произведены подсчеты, показавшие, что фильм обойдется приблизительно в полтора миллиона долларов.

Интеллектуал Крэйвен, блестяще разбирающийся в тонкостях хорроростроения, понимал, что для успеха фильму требуется колоритный и крайне неординарный отрицательный персонаж. Тем более что фильм, в котором все главные роли отводятся подросткам, уже одним этим фактов обречен на большой интерес со стороны именно подростковой аудитории. А этот зрительский сегмент как никакой другой падок на колоритных и неординарных героев. И Уэс, зарывшись в недра памяти, извлек из детских своих воспоминаний два наиболее жутких и отвратительных обитавших там образа — некого безымянного бомжа, до полусмерти напугавшего в детстве нашего короля ужасов (пьяный этот дядька таращился на окно, из которого высунулся юный Крэйвен и, очевидно, строил ему пакостные рожи), и одноклассника, носившего фамилию Крюгер, и отчаянно любившего издеваться над теми, кто был слабее его и миролюбивее. Совместив двух этих персонажей в единое целое, Уэс Крэйвен и получил на выходе Фредди Крюгера.

Фильм «Кошмар на Улице Вязов» (A Nightmare on Elm Street) вышел в американский прокат осенью 1984 года. Для студии New Line Cinema в это же самое время настали нелегкие деньки — компания оказалась в шаге от банкротства. Судьба картины долгое время болталась на волоске — несколько раз деньги заканчивались, персонал, оставшийся без зарплат, бросал работу над картиной, высказывания актеров и продюсеров полнились пессимизмом, даже сам Крэйвен, изначально настроенный весьма оптимистично, в какой-то момент уверовал, что фильм обречен на провал. Ожидалось, что «Кошмар на Улице Вязов» станет последним гвоздем в крышку гроба киностудии. И каков же был всеобщий шок, когда картина внезапно стала приносить солидные деньги, окупив почти весь свой бюджет (1.8 миллионов долларов) в первый же уик-энд. И это-то при том, что рекламировался фильм весьма скромно (студия балансировала на грани банкротства, какие уж тут вложения в рекламу?) С «Кошмаром на улице Вязов» сработала старая схема «из уст в уста»: когда один посмотревший и пришедший в восторг зритель приводил на следующий сеанс с пяток своих друзей. Итоговый успех фильма оказался столь велик, а сборы так внушительны, что New Line Cinema была в одночасье спасена от угрозы разорения. Впоследствии даже родилась шутка — киностудию начали называть «домом, который построил Фредди» (по аналогии с известным английским стихотворением).

Так что же такого там наснимали Крэйвен и компания, что в одночасье заделались живыми легендами хоррора?..

Итак, сюжет фильма выстраивается вокруг нескольких подростков — двух парней и двух девушек. Их постоянно мучают кошмары — во снах к ним приходит жуткий человек с обожженным лицом и жуткой перчаткой, утыканной ножами, на руке. Вскорости выясняется, что одними лишь снами дело не ограничивается — человек, убитый Крюгером во сне, умирает и в реальной жизни. Так от рук Фредди гибнут все друзья главной героини, Нэнси Томпсон, после чего она вынуждена в одиночку противостоять таинственному маньяку.

Вроде бы ничего особенного, да? Однако вы не забывайте, что это нам сейчас кажется, что сюжет картины довольно банален, но двадцать с гаком лет назад, когда молодежные фильмы ужасов строились по совершенно иным канонам, «Кошмар на Улице Вязов» был едва ли не революционен. Собственно, именно в этой картине и был заложен фундамент слэшеров нового поколения — «Крик», «Я знаю, что вы сделали прошлым летом» и прочих вариаций на аналогичную тему. Уже одно это немалого стоит.

Весьма занятен и тот факт, что «Кошмар на Улице Вязов» стал дебютным фильмом для совсем еще тогда молодого Джонни Деппа. Парень совершенно случайно попал на кастинг (Джонни сопровождал своего приятеля) и неожиданно для самого себя получил одну из основных ролей. Кто знает, не окажись юный Депп в тот день на студии, стал бы он вообще связывать свою жизнь с кинематографом?..

Фредди Крюгер, блестяще сыгранный Робертом Инглундом, в те годы не шибко известным исполнителем ролей второго плана в кинохоррорах и телевизионных постановках, получился нереально крутым дядькой. Безжалостный, молчаливый, загадочный и невероятно жестокий маньяк, действующий вопреки разуму и логике, просто обречен был на реанимацию в сиквеле, тем более, что содержащая сюжетный «твист» концовка оставляла обширные возможности для дальнейшей разработки золотоносной жилы.

«Это твой бооольшой прорыв, детка!»

…Однако Крэйвен желанием делать сиквел не горел. Он и вовсе первоначально хотел завершить фильм на мажорной ноте и поставить в конце жирную точку. Однако Роберт Шэй — продюсер картины и один из основателей и бессменных лидеров New Line Cinema — настоял на внедрении концовки-перевертыша. Крэйвен вынужден был подчиниться, однако, завершив работу над картиной, наотрез отказался браться за продолжение.

Шэй в спешном порядке принялся разыскивать режиссера на подмену и вскоре отыскал его в лице Джэка Шолдера, малоизвестного режиссера среднего пошиба. Сценарий фильма написал дебютант Дэвид Часкин, а роль Фредди вновь исполнил бесподобный Роберт Инглунд. Боссы New Line Cinema, памятуя об успехе первой части картины, расщедрились на бюджет аж в три миллиона долларов, после чего принялись напряженно ожидать вестей с полей.

Вышедший осенью восемьдесят пятого фильм «Кошмар на Улице Вязов 2: Месть Фредди» (A Nightmare On Elm Street Part 2: Freddy’s Revenge) в финансовом плане создателей своих не разочаровал: картина в одном только американском прокате собрала 30 миллионов долларов, побив достижения первой части. С кинематографической же точки зрения фильм оказался значительно слабее, за что и был заслуженно разгромлен кинокритиками. Итак, сюжет второй части картины строится вокруг попыток Фрэдди перебраться из эфемерного мира снов в реальность. Для этого он всячески терроризирует несчастного паренька Джесси Уолш, имевшего несчастье въехать вместе со своей семьей в тот самый дом, в котором происходили события первого «Кошмара на Улице Вязов». Выбираясь периодически из его тела, Крюгер сеет хаос и разрушения, безжалостно убивая взрослых и подростков. Джесси и его возлюбленная должны прервать череду кровавых преступлений и остановить маньяка…

Из всей второй части «Кошмара» отметить следует, пожалуй, лишь две вещи. Во-первых, серьезную метаморфозу в характере и поведении Крюгера. В те годы солидную популярность (и не менее солидные кассы) начали набирать комедийные фильмы ужасов («Гремлины», «Охотники за привидениями» и прочие их коллеги и клоны); авторы «Мести Фредди», смекнув, что зрителям нравится бояться и смеяться одновременно, решили слегка модифицировать своего главного негодяя — заставили его ерничать и отмачивать время от времени остроумные шуточки. Собственно, именно со второй части и начинается история Фредди-весельчака.

Во-вторых, спецэффекты и сцены убийств. Создатели второй части цикла, сообразив, что вряд ли смогут превзойти Крэйвена и Ко по части драматизма и глубины сюжета, бросили все силы на создание яркого визуального решения фильма. И это им удалось вполне — фильм получился весьма и весьма зрелищным. А отдельные сцены — как, например, превращение Джесси в Крюгера, — весьма убедительно смотрятся и по сей день.

В остальном же вторая часть вышла довольно посредственной. Тем, кто только-только собирается познакомиться с чудесным миром Фредди Крюгера, я бы вообще порекомендовала ее опустить. Благо в последующих сиквелах сюжетная линия «Мести Фредди» будет старательно игнорироваться…

К чести Роберта Шэя следует отметить, что его волновал не только лишь коммерческий успех картины — продюсер не оставлял попыток договориться с Крэйвеном. И в конце-концов своего добился — убедил Уэса написать сценарий для третьей части фильма. Прадва для этого Шея пришлось пойти на хитрость — он пообещал Крэйвену, что ограничится трилогией и не будет давать зеленый свет последующим сиквелам. Наврал, конечно.

Ставить третью часть «Кошмара» предложили неизвестному дебютанту Чаку Расселу (будущему режиссеру «Маски», «Стирателя» и «Царя Скорпионов»), и он, разумеется, согласился. Как выяснилось, вверив судьбу очередного эпизода цикла в руки дуэта Крэйвена и Рассела, продюсеры не прогадали — снятый за 4 миллиона долларов «Кошмар на Улице Вязов 3: Воины Снов» (A Nightmare On Elm Street 3: Dream Warriors) в одном только американском прокате собрал почти 45 миллионов. Вполне удался он и с художественной точки зрения — на мой вкус эта часть однозначно лучшая из всех тех, что снимал не Уэс Крэйвен.

Итак, по сюжету фильма Крюгер терроризирует подростков, находящихся на излечении в психиатрической больнице. Врачи, закоренелые фрейдисты, уверены, что кошмары — лишь отражение реальных проблем молодых этих парней и девушек, и пытаются лечить с использованием медицинского инструментария. В эту же самую больницу устраивается работать Нэнси Томпсон, подросшая (и изрядно похорошевшая) героиня первого «Кошмара», ныне исследующая проблему расстройства сна. Вместе с подростками она бросает вызов Крюгеру и, пользуясь уникальной особенностью одной из пациенток — Кристин Паркер, способной призывать в свои сны других людей, — пытается сопротивляться его ненасытной жажде убийств. В то же самое время в реальном мире влюбленный в Нэнси молодой врач, Нил Гордон, и отец девушки (так же герой первого «Кошмара») разыскивают останки Крюгера, дабы предать их земле и упокоить дух маньяка.

Третья часть цикла, пожалуй, наиболее значимая в плане выявления истоков деяний Крюгера. Раньше нам было известно лишь то, что Фредди — бывший маньяк, специализировавшийся на убийствах несовершеннолетних, которого отпустили из под стражи из-за несовершенства судебной системы, после чего разгневанные горожане и родители убитых им детей устроили над убийцей самосуд — заживо его сожгли. В «Воинах Снов» выясняется, что приходить в ночные грезы всех этих подростков Фредди начал из мести — именно их родители и линчевали его в вымышленном 68-м году.

Раскрывается и весьма символичная история рождения Крюгера — его мать, монахиня Аманда Крюгер, была случайно заперта в специальном крыле психиатрической лечебницы, где содержались маньяки, убийцы и прочие невменяемые преступники. Целую ночь все эти чудовища в человеческом обличии подвергали ее немыслимым истязаниям, насиловали и избивали. Потом, спустя некоторое время после того, как женщину спасли, выяснилось, что она забеременела. Вскоре и родился малыш Фред. Здесь, кстати говоря, прослеживается явная христианская аллюзия — Иисус был плодом непорочного зачатия, тогда как Крюгер — сверхпорочного (если так можно выразиться), что, продолжая поиск аналогий, вполне дает нам возможность назвать Фредди своеобразным таким антихристом. Демонстрируемые им «чудеса» вполне эту версию подтверждают.

Впрочем, крепка третья часть не только срыванием печати тайны с дела Крюгера, но и весьма изобретательной работой специалистов по визуальным эффектам (сцена превращения маленькой марионетки во Фредди — это настоящий шедевр) и очень сильной проработке образов героев (значительно более глубокой, чем, например, в первой части картины). Отдельного упоминания заслуживают сцены расправы Крюгера над своими жертвами — сценарист Крэйвен подошел к вопросу творчески и превратил каждый акт насилия в небольшое произведение брутального искусства.

…Опечаленный превращением своего кинодетища в сериал Крэйвен наотрез отказался участвовать в создании четвертой его части. Боссы New Line Cinema пригласили занять режиссерское кресло Ренни Харлина (будущего автора второго «Крепкого Орешка» и «Скалолаза»), а сценарий фильма написали Уильяма Котзвинкл и Брайан Хеллгелэнд (в будущем — сценарист и режиссер «Истории рыцаря»). Бюджет картины увеличился по сравнению с предыдущей частью более чем в три раза и составил кругленькую сумму в 13 миллионов долларов. Не такие уж больше деньги для 88 года, однако для линейки малобюджетных фильмов ужасов — вполне солидные.

По сюжету четвертого фильма цикла — «Кошмар на Улице Вязов 4: Хозяин Снов» (A Nightmare on Elm Street 4: The Dream Master) — выжившие в конце предыдущей части подростки вновь были атакованы бесстыжим Крюгером, и для всех них, за исключением Кристин Паркер, это свидание с обгоревшим милашкой стало последним. У Кристин между делом завелись новые друзья, с которыми она поделилась сведениями о злодее Фредди. Те не шибко ей поверили, однако после того, как маньяк угробил девушку, а потом начал истреблять и всех остальных — вынуждены были оставить скепсис. Кристин, кстати говоря, перед гибелью успела оставить своей подруге Элис дар — умением призывать в свои сны других людей. После чего та стала представлять особый интерес для Крюгера — как потенциальный поставщик новых жертв. Однако мириться с подобным ходом дел девушка не пожелала и бросила ему вызов…

Вклад этой серии в энциклопедию фактов о Фредди оказался довольно скромным, интерес представляет, пожалуй, лишь информация о том, что Крюгер, как оказалось, собирал души угробленных им подростков за счет чего и накапливал силу. Довольно славные спецэффекты и несколько запоминающихся финтов Фрэдди (самый стильный — пожалуй, убийство одной из героинь посредством превращения ее в таракана) блеклого общего впечатления от фильма не скрашивают. Особенно сильно раздражала в «Хозяине Снов» трансформация антуража в совсем уж кондовое молодежное кино, с характерными для него идиотизмами вроде «Ах, какой парень! Я люблю его, а он меня не замечает, и вообще я официантка, а он — капитан футбольной команды!»

Четвертый «Кошмар» вновь оправдал ожидания кинобоссов. Одни лишь американские сборы составили без малого 50 миллионов долларов. Вопроса «А делать ли нам еще один сиквел?» на повестке дня даже не стояло. Режиссировать фильм был назначен Стивен Хопкинс (годом спустя он снимет второго «Хищника»), сценарий же написал Лесли Боэм (будущий сценарист «Пика Данте»).

Фредди вернулся снова. Он весьма обижен был на поражение в прошлой части цикла, потому сразу с места в карьер принялся мстить Элис и ее бойфренду. Парня он благополучно угробил, а вот беременную Элис принялся использовать в собственных коварных целях — проникать во сны ее нерожденного ребенка и вести с ним воспитательные беседы. Чтобы успокоить Фредди героям пришлось разыскать останки его матери Аманды, которая затем в буквальном смысле родила его обратно.

«Кошмар на Улице Вязов 5: Дитя Снов» (A Nightmare On Elm Street 5: The Dream Child, 1989), вновь вернувший киноцикл в категорию малобюджетного хоррора (на съемки фильма было потрачено всего 6 миллионов), вышел довольно мрачным, брутальным (весьма приличное количество особо жестоких сцен в финальной редакции было безжалостно зацензурено) и местами очень неординарным (самый шик — эпизод, в котором Фредди сражается с помешанным на комиксах парнем и сам становится персонажем комикса).

В американском прокате «Дитя Снов» собрал вполне приемлемые 22 миллиона, однако большинство поклонников Крюгера оставил в разочаровании. Цикл явно начинал сдавать, и будущее его представлялось весьма туманным… И в 91-м году Роберт Шэй принял решение окончательно и бесповоротно убить Фредди, поставив тем самым точку в семилетней истории цикла. У студии был шанс сделать это с невероятным размахом — первым кандидатом на режиссерское кресло был сам Питер Джексон, в те годы снимавший весьма остроумные и неординарные независимые фильмы. Увы, написанный Джексоном вариант сценария забраковали, и Питер проект покинул. В итоге режиссерское кресло решила занять Рэйчел Талалай, никогда доселе кино не снимавшая, однако побывавшая на разных продюсерских должностях практически на всех картинах цикла. Сценарий же фильма написал Майкл Де Люка (четыре года спустя он вместе с Джоном Карпентером создаст культовый фильм «В пасти безумия»).

Итак, десять лет минуло с того дня, как Фредди был в очередной раз умерщвлен. К смертям нашему герою не привыкать — посему он вновь ожил и опять принялся терроризировать спрингвудских подростков. И дотерроризировался до того, что оставил город вообще без детей. Один-единственный парень, бедолага Джон, пытается скрыться из города, однако Фредди ему не дает это сделать. Но каким-то образом ему, ценой потери памяти, удается прорваться сквозь барьер, разделяющий явь и грезы, и попасть в соседний городок, где его помещают в подростковый реабилитационный центр. Оттуда он вместе с сотрудницей центра Мэгги и тремя лечащимися там подростками отправляет в Спрингвуд. Там то наше герои и попадают в лапы Фредди, который начинает с ними свою излюбленную игру. Вскоре выясняется, что Мэгги — дочка Крюгера, и лишь она способна окончательно и бесповоротно угробить злодея. Она вместе со своими приятелями-пациентами и коллегой-доктором, пережившими свидания с маньяком, отправляется в царство сна, дабы окончательно и бесповоротно упокоить старину Фредди.

«Фредди Мертв: Последний Кошмар» (Freddy’s Dead: The Final Nightmare), шестая часть «Кошмара», окончательно открыла нам глаза на то, как Фредди докатился до жизни такой. Путешествуя по закоулкам памяти маньяка, мы видим, как с самого раннего детства в нем проявлялись склонность к насилию и невероятная жестокость. Окружающие, относившиеся к молодому Крюгеру как к полному ничтожеству, активно способствовали формированию у него комплексов, которые и вылились в будущем в то, что он заделался спрингвудским потрошителем. Видим мы и как безжалостно Крюгер убил свою жену, обнаружившую тайную комнату, в которой маньяк хранил свои орудия убийств и трофеи. При этом, судя по всему, маленькую свою дочурку Фред действительно любил и крайне сильно переживал, когда его лишили родительских прав. Наконец, приоткрывается полог тайны над тем, как Крюгер сделался бессмертным монстром — оказывается, должностью этой наградили его загадочные червеобразные духи, предложившие ему контракт в тот самый момент, когда разъяренная толпа жителей Спрингвуда наслаждалась самосудом.

Фильм, кстати говоря, запоминается не только лишь за счет новых открытий чудных, но и благодаря ряду весьма неординарных сцен. Так, например, одного парня Фредди убивает, загоняя его во сне в компьютерную игру (эдакий «Марио» на крюгеровский лад). Вообще же, пожалуй, «Последний Кошмар» — наиболее комедийная из всех частей фильма. Фредди безостановочно ерничает, герои постоянно отпускают шуточку и подтрунивают друг над другом, и даже окончательно помирая, Крюгер не удерживается от сарказма (классическое «Дееетки!»). Мило.

Кстати, в этом фильме в небольшой камео-роли засветился участник самого первого кошмара Джонни Депп — его лекцию о вреде наркотиков, прерванную Фредди ударом сковородой по голове, наблюдает один из героев, смотрящий в обдолбанном состоянии неработающий телевизор.

Снятый всего лишь за 5 миллионов долларов «Последний Кошмар» очень удачно выступил в американском прокате и собрал там без малого 35 миллионов, поставив его создателей перед сложной дилеммой. С одной стороны Крюгер был окончательно и бесповоротно мертв, а с другой — невероятно жалко было убивать цикл, недоиспользовав его необъятный коммерческий потенциал. Решение пришло самой — круг должен был замкнуть тот, кто и начал его рисовать. Автором сценария и режиссером седьмой части картины стал Уэс Крэйвен.

Фильм «Новый Кошмар Уэса Крэйвена» (Wes Craven’s New Nightmare) вышел в американский прокат осенью 1994 года и собрал там довольно скромную сумму в 18 миллионов. Однако стал при этом однозначно лучшим фильмом всего цикла и, пожалуй, самым сильным фильмом Крэйвена за всю его карьеру. Уэс, перед тем, как приступить к работе над сценарием, посмотрел разом все шесть предыдущих фильмов и вынужден был признать, что решительно не видит смысла развивать оригинальный сюжет. «Мы пойдем другим путем!» — решил режиссер. И ведь пошел!

«Новый Кошмар» — это блестящий образчик кинематографического постпостмодренизма. Крэйвен уничтожил границу между реальностью и картинкой, сделав героями фильма не персонажей, но самих актеров и создателей картины. «Новый Кошмар» напоминает зеркало, бесконечно отражающее само себя, создающее невообразимое число новых вселенных, каждая из которых заключена в очередном отражении отражения. Бессмысленно пытаться пересказать сюжет седьмой части «Кошмара на Улице Вязов» — в пересказе, в отрыве от своей кинематографической среды, он будет сер, невнятен и мертв. Оживает он лишь на экране и лишь для тех, кто верит, что кино — это не только средство, способствующее поглощению попкорна.

«Новый Кошмар» — фильм о том, как актерам, снимавшимся в оригинальном «Кошмаре на Улице Вязов», его режиссеру, продюсеру и все остальным участникам процесса, внезапно довелось осознать, сколь сильно влияет создание новой Вселенной (а ведь каждый фильм, в особенности, если он хорошо поставлен и снят, создает новый виртуальный мир, живущий по законам своего творца, однако отнюдь не воспринимающий его как Бога и Повелителя) на всю последующую жизнь. Недаром ведь Стивена Кинга (чьи книги отчетливо видны на полке в кабинете Уэса Крэйвена в одной из сцен «Нового Кошмара») непрестанно терзают невыносимо страшные сны. «Ты всегда в ответе за тех, кого приручил, равно как и за тех, кого сотворил», — вот непростая и неочевидная мораль этой картины.

«Новый Кошмар Уэса Крэйвена», весьма сдержанно принятый почитателями цикла, однако восхитивший кинокритиков и ценителей умного и неординарного хоррора, поставил жирную точку в цикле кошмаров с Улицы Вязов. Был, конечно, еще потом забавный кроссовер «Фредди против Джейсона» (о нем чуть подробнее во врезке), но он идей оригинального цикла не развивал, шел с ними по параллельному курсу.

«Ты медленный… ты тупой… и у тебя нет стиля!»
Кроссоверы, в которых стравливают отрицательных персонажей из разных культовых произведений, редко приносят титанические доходы, однако у фанатов, как правило, пользуются определенной популярностью. Старые знакомые, любимые приемчики, классические фразочки, свежее визуальное решение — что еще ярому поклоннику нужно?

В 2003-м году кинобизнесмены решили вытрясти денежные излишки из почитателей двух культовых хоррор-циклов: «Кошмара на Улице Вязов» и «Пятница, 13-ое». Для этого в неравном бою были сведены главные монстры каждой из серий — симпатяга Фредди Крюгер и милашка Джейсон Вурхиз. Утыканная ножами перчатка против мачете; обгорелый дяденька в стильной бомжешляпе и полосатом свитере против дуболома в хоккейной маске; зло против еще большего зла! Эпика!

По сюжету фильма «Фредди против Джейсона» (Freddy vs. Jason) Спрингвуд решительно забыл о своем жутком крюгерском прошлом, и наш обгорелый друг, оказавшись в изоляции, утратил возможность приходить во сны подростков. Недовольный подобным ходом дел, Крюгер воскресил ветерана человекоубиения Джейсон Вурхиза и отправил его нагнать на спрингвудцев страха. По мысли Фредди (тонкий, блин, стратег!) горожане должны были, обнаружив кучи трупов, решить, что это вернулся Крюгер, вновь вспомнить о нем, напитать его страхом и дать возможность опять терроризировать во снах детвору. Джейсон с поставленной задачей справился на «отлично», однако, войдя в раж, остановиться уже не смог и продолжил валить подростков налево и направо. Фредди, обеспокоенный тем, что Джейсон лишает его сырья, решает убрать назойливого конкурента. Схватка начинается…

На съемки фильма о разборках двух культовых душегубов была потрачена весьма скромная для нынешнего века сумма в 25 миллионов долларов. А окупилась она (причем с лихвой) в первый же уик-энд — первые выходные проката принесли 36 с половиной миллионов. За все же время кинопоказа фильм собрал в одних только США более 82-х миллионов, установив рекорд среди всех фильмов с участием Крюгера.

Понятное дело, зрители шли в кино не ради сюжета, который, честь по чести, был туп как Джейсон, и не ради ярких спецэффектов, которые, порой даже уступали в колоритности эффектам из ранних частей цикла, но ради того, чтобы посмотреть, как будут колошматить друг друга Крюгер и Вурхез. Сцены сражений у создателей картины получились на редкость хорошо. Равно как и сцены наборов монстрами фрагов — они не столь изобретательны, как в старых «Кошмарах», но очень уж красочны.

После успеха фильма активно муссировались две темы — надо ли снимать сиквел и стоит ли делать одноименную компьютерную игру. Первоначально оба вопроса были решены в положительно ключи, но потом, как обычно, нагрянули непредвиденные осложнения и планы по созданию сиквела и игры отправились на свалку. Наверное, оно и к лучшему.

Кстати говоря, в планах кинобоссов студии значится создание приквела фильма, повествующего о молодых годах Фредди Крюгера. Впрочем, дальше разговоров о намерениях дело пока так и не зашло.

«…Кошмар не останется лишь на экране»

Разумеется, Фредди Крюгер не ограничился одним лишь киноэкраном. С ростом популярности, маньяк перекочевал на страницы книг и комиксов, перебрался в электронные игры.

В 89-м году издательство Marvel Comics (да-да, как раз то самое, что породило на свет Человека-паука, Фантастическую Четверку, Халка и кучу прочих супергероев) выпустило две части черно-белого комикса «Кошмары на Улице Вязов Фредди Крюгера» (Freddy Krueger’s A Nightmare on Elm Street). Сюжет рассказанной в них истории «Крадущийся во снах» (Dreamstalker), придуманной Стивом Гербером, слабо соответствовал основной сюжетной линии киноцикла и местами даже противоречил общеизвестным фактам из жизни Фредди. Однако в целом комикс был довольно симпатичен. Сняли же его с производства, как гласят слухи, из-за большого количества чересчур жестоких картинок.

В 91-м году перекупившая лицензию компания Innovation Publishing, специализировавшаяся преимущественно на графической адаптации разного рода фильмов и сериалов, выпустила три серии комиксов под общим названием «Кошмары на Улице Вязов» (Nightmares On Elm Street). В первой, состоявшей из шести полноценных выпусков, рассказывалась история о том, как объединенные силы героев различных частей киноцикла схлестнулись с Фредди в мире кошмаров. Вторая серия состояла из трех выпусков и представляла собой адаптацию фильма «Фредди Мертв: Последний Кошмар». Наконец, третья серия была прямым сиквелом фильма и рассказывала историю о том, как вновь мучимая кошмарами Мэгги (дочка Крюгера) отправилась в Спингвуд, дабы детально разобраться в истории жизни своего отца. Третья эта серия так и не была закончена — Innovation Publishing обанкротилась и свернула свою деятельность.

В 2005-м году компания Avatar Press издала несколько выпусков комиксов «Кошмар на Улице Вязов: специальный выпуск» (A Nightmare On Elm Street Special), «Кошмар на Улице Вязов: паранойя» (A Nightmare On Elm Street: Paranoid) и «Кошмар на Улице Вязов: книга страха» (A Nightmare On Elm Street: Fearbook), рассказавших о несчастных подростках из Спрингвуда, вновь атакованных Крюгером (хронологически события этих комиксов происходили после дуэли Фредди с Джейсоном).

Наконец, в 2006-м правда на выпуск комиксов о Крюгере попали к студии Wildstorm Comics, где графическими историями о симпатяге Фредди занялся Чак Диксон, крупный специалист по Бэтмену. Несколько историй уже было выпущено. А в самом конце 2007-го (когда вы читаете эти строки, комикс, наверное, уже увидел свет) Wildstorm Comics обещает выпустить крайне занятный кроссовер «Фредди против Джейсона против Эша» (Freddy vs. Jason vs. Ash), в котором Крюгер и маньяк Джейсон схлестнутся в неравном бою с Эшем, главным героем цикла «Зловещие мертвецы»!

Каждый из фильмов о Крюгере был подвержен безжалостной новеллизации, кроме того, был выпущен сборник рассказов, повестующих о «геройствах» Фредди. В середине 90-х плодовитый (и не шибко талантливый, следует отметить) писатель Дэйвид Бергантино выпустил целых четыре романа о Фреде Крюгере, а в новом уже веке его зачин поддержало издательство Black Flame, в течение одного года выпустившее аж пять книг о кошмарах на Улице Вязов.

Хит-парад: пять лучших убийств Фредди
Я тут взяла на себя смелость и составила свой персональный хит-парад из пяти самых-самых ярких душегубств, совершенных Крюгером. Получилось вот что.

5-е место: Бедолага Глен затянут в недра собственной кровати и превращен в кровавый гейзер (первый «Кошмар на Улице Вязов»). Так зарождался стиль Фредди, и так начиналась кинокарьера Джонни Деппа. Из кровавого фонтана в Джека Воробья — нехилый скачок, а? Спасибо тебе, Фредди.

4-е место: Фредди затащил несчастного Марка в комикс, где, превратившись в Супер Фредди, порубал парня на бумажные куски («Кошмар на Улице Вязов 5»).

3-е место: Девочка Дебби, безостановочно качавшая железо (дабы завалить всякого попавшего ей на пути маньяка), была обращена стариной Фредди в таракана и испустила дух в тараканьей ловушке («Кошмар на Улице Вязов 4»).

2-е место: Юный нарик Спенсер был затянут Фредди в компьютерную игру (эдакий трэш-вариант легендарных приключений итальянского сантехника), где и подвергся безжалостному уничтожению. Проявив немалую изобретательность, Крюгер даже побил свой собственный рекорд, набрав абсолютный максимум очков («Кошмар на Улице Вязов 6»).

1-е место: Выбравшись на волю из чрева куколки-марионетки, Фредди сам сделался кукловодом: изящно подтащив на его же собственных жилах несчастного паренька к окну, он вышвырнул его на хладный асфальт («Кошмар на Улице Вязов 3»).

А поощрительный приз достается… Джейсону Вурхезу, проткнувшему Фредди его же собственной затянутой в адскую перчатку рукой («Фредди против Джейсона»). Молоток, Джей!

В 89-м году Фред Крюгер на время эмигрировал в мир электронных развлечений. Были выпущены сразу две игры, посвященных событиям киноцикла. Компания LJN издала разработанную студией Rare игру A Nightmare on Elm Street для восьмибитной консоли NES, а Monarch Software — совершенно другую игру с точно таким же названием, разработанную самой Westwood для Commodore 64 и PC.

Игра для NES довольно близко (настолько, конечно, насколько интерактивная игра может повторять независимый от зрителя сюжет кинокартины) следовала сюжету фильма «Кошмар на Улице Вязов 3: Воины Снов». Игроку (в A Nightmare on Elm Street от LJN, кстати говоря, могли разом играть четыре пользователя — для этого требовалось специальное устройство, позволяющее подключить к NES’у четыре джойстика) предстояло поблуждать по Спрингвуду в поисках костей Фредди, собрать которые необходимо было для того чтобы упокоить маньяка. У каждого героя имелся специальный показатель, демонстрирующий его степень усталости — когда он доходил до критической отметки, персонаж засыпал, после чего окружающий мир разительно менялся — игрок попадал в царство Фредди. Пробудить персонажа можно было, если удавалось отыскать радио. Кроме того, спящий герой (в соответствии, кстати говоря, с фильмом, в котором каждый из участников кошмара мог вообразить себя кем-либо довольно крутым) мог выбрать себе одно из суперобличий, позволяющих сражаться со всякого рода злодеями значительно эффективнее. В конце каждого уровня игрока поджидал Фредди, которому требовалось навалять для перехода в следующий этап по шее. В общем и целом, игра не представляла собой что-либо сверхъестественное и за исключением, пожалуй, лишь фишки с засыпанием, была довольно тривиальным горизонтальным экшном. Впрочем, следование канонам киноцикла и наличие в игре Фредди делало ее довольно лакомым кусочком для поклонников фильма. Я, например, в детстве прошла ее от и до, ибо в какой-то период времени безумно любила все, что связано с Крюгером.

Игра для Commodore 64 и PC разительно отличалась от своего приставочного тезки. Она, как и однофамилица с NES, имела непосредственное отношение к фильму «Кошмар на Улице Вязов 3: Воины Снов». Однако если консольная игрушка просто базировалась на его сюжете, то компьютерная версия повторяла его практически один в один. Игроку предстояло выбрать — за кого из персонажей фильма следует играть. Доступны были все герои третьей части киноцикла, за исключением Джоуи, который, как известно, пребывал в плену у Крюгера. Каждый из героев, как и в кинокартине, имел свои сверхспособности, помогающие ему в том или ином аспекте борьба с Фредди и его подручными (игровая Нэнси, например, умела замораживать время на две секунды, Тэйрин — ловко швыряться ножами, а Уилл — лупить супостатов молниями). Впрочем, одними суперспособностями сыт не будешь — для более эффективного упокоения подручных Крюгера существовал целый арсенал оружия, которое можно было найти или прикупить в специальном магазине. Оружие, разумеется, было довольно разным — от пистолета, до… бензопилы, перекочевавшей в A Nightmare on Elm Street из «Зловещих мертвецов», цикла, с которым у «Кошмара на Улице Вязов» всегда были особые отношения… Понятное дело, игра была под завязку набита разного рода паззлами и квестами, от простейших — вроде засунуть батарейку в бензопилу, до весьма сложных и неочевидных манипуляций с предметами и прохождений крайне запутанных лабиринтов. В самом конце игры нас поджидал Фредди, обратившийся (вновь в точности как в одной из сцен фильма!) в гигантскую змеюку. В целом же игра была крайне симпатичной и занятной. Наличие ролевых элементов и сюжетных диалогов придавало ей особый шарм, ну а славный геймплей буквально вынуждал сутки напролет просиживать перед мониторами, в надежде «все-таки сделать этот чертов седьмой уровень!»

Вот, в общем-то, и все. Если за время чтения статьи вас вдруг потянуло в сон — знайте, я подписала с Фредди договор и теперь активно усыпляю своими заметками читателей, которые затем отправляются прямиков в царство кошмаров. Что, не верите? Ну-ну. Сладких снов. Передавайте Фреду привет и мои самые теплые пожелания.

Девять, десять, больше не надейся…





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:

18 Comments
  1. CommentsСабрина Кристалл (id41386812)   |  Пятница, 05 ноября 2010 в 13:50

    Да ладно, очень интересная статья))
    «симпатяга Фредди Крюгер и милашка Джейсон Вурхиз. Утыканная ножами перчатка против мачете; обгорелый дяденька в стильной бомжешляпе и полосатом свитере против дуболома в хоккейной маске» — убило :D

  2. CommentsВиталий   |  Вторник, 12 апреля 2011 в 15:17

    Более полной статьи про моего любимчика я еще не видел :) А рейтинг убийств — вообще супер придумано!

  3. CommentsАнна Volk   |  Пятница, 10 июня 2011 в 19:42

    И правда очень интересная статья! Захватывает с первых строк и до самого конца с изрядной долей юмора! Молодец! =)

  4. CommentsКрикет   |  Воскресенье, 03 июля 2011 в 21:05

    Это же из Страны Игр!

  5. CommentsКукуруза   |  Пятница, 15 июля 2011 в 20:29

    Если я правильно помню, то героя Джонни Деппа задушили простынёй в тюрьме.

  6. CommentsIvan Turdson   |  Среда, 20 июля 2011 в 15:58

    Статья, если честно, хрень для малолеток и ТП.

  7. CommentsZeke   |  Четверг, 28 июля 2011 в 09:50

    Отличная статья! поностальгировал :) Первые три части про Фрэдди были самыми лучшими. А «Фредди против Джэйсона» — вообще бредятина, тупо зарабатывание денег.

  8. CommentsFelix   |  Среда, 03 августа 2011 в 08:50

    Кукуруза, не хочу тебя огорчять, но Джонни утащили в кровать, и по ходу перерезали всё что было можно)

  9. CommentsTimmi   |  Воскресенье, 26 февраля 2012 в 01:12

    Клёво! Но, кажется, вы забыли упомянуть — был ещё и сериальчик с Фредди.

  10. CommentsОчередной поклонник серии   |  Суббота, 28 апреля 2012 в 18:50

    Категорически не согласен с оценкой каждой из частей цикла. Невозможно мерить нетривиальность сюжета и оригинальность постановки одними лишь бюджетами.

  11. CommentsРаз,два,Фредди в гости жди...   |  Четверг, 10 января 2013 в 15:27

    Не плохая статья,действительно,забыли упомянуть о сериальчике =) Посмотрел все серии,части и коммикты (ну коммиксы почитал),играл в эти игры. Ах да,о чём это я.А точно,статья! =) Хорошо написано

  12. CommentsФредди крюгер   |  Четверг, 18 июля 2013 в 13:39

    Ха-ха-ха-ха-хааа

  13. Commentsалина   |  Среда, 18 марта 2015 в 18:08

    Джейсон Вурхиз лучше в 100000000 раз!!!!!!!!!

  14. CommentsАлистер кроули   |  Среда, 01 апреля 2015 в 12:03

    Классный фильм, классная статья!

  15. CommentsNC   |  Среда, 16 сентября 2015 в 16:48

    Очень крутая статья. Спасибо!
    Сам в детстве был фанатом серии, Но, конечно, очевидно, что части, к созданию которых прикладывал усилия гениальный Уэс Крейвен, были лучшими!

  16. CommentsАлиса   |  Среда, 04 ноября 2015 в 22:10

    бред

  17. CommentsТаня   |  Понедельник, 15 февраля 2016 в 17:25

    Алиса и Алина идите в жопу

  18. CommentsЗовите меня измаил   |  Четверг, 01 сентября 2016 в 19:28

    Не ссорьтесь, девочки. :))


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    Микки Маус больше не мог вести себя как попало: делать недобрые глупости (ранний анархичный Микки, например, мог схватить кота за хвост и начать раскручивать его на манер вертолетного винта), высказывать вещи, которые бы могли травмировать хрупкую детскую психику. Диснею срочно требовался новый симпатичный балбес-антигерой.

    [ читать полностью ]