Статья написана: Октябрь, 2009
Автор: Дмитрий Лопухов
Спаун: легко ли быть Исчадьем Ада?

Не всем супергероям одинаково везет. Кое кто с самого своего появления на свет нежится под светом софитов, после каждого своего подвига увозит домой грузовики цветов, регулярно бьет рекорды продаж, и каждые несколько лет снимается в персональном мегаблокбастере. Бэтмен, Супермен, Человек-паук – все эти отважные типчики принадлежат к супергеройской категории «А». Они марадоны, пеле и львы яшины мира комиксов. Все любят их, все знают их, все — чего уж тут таить — хотели бы стать на них похожими.

Однако словосочетание «стратификационная лестница» самим фактом своего существования подразумевает наличие стратификационных же ступенек. Кто-то из героев велик, богат, шикарен и прекрасен, значит, кто-то обязательно нищ, уродлив и жалок. Представители супергеройской категории «Ы» практически неизвестны читателю (и это, разумеется, нормально), у них нет и никогда не было армий поклонников (лишь отдельные индивиды, получающие изощренное удовольствие от скрупулезного изучения мусора) и никто и никогда не мечтал быть на них похожими. Некоторые из этих отбросов супергеройского общества убоги настолько, что не могут удержаться даже на своей спозорной тупеньке и, подгоняемые пинками со стороны своих чуть менее жалких коллег, вообще падают с лестницы, теряют всякую связь со своим героическим прошлым и становятся объектами нескончаемых насмешек. И даже смерть не способна освободить этих бедолаг из крепких объятий позора. А как тут освободишь, например, Всеподряд-Готовопожрать Парнишку (Matter-Eater Lad)? Суперспособностью этого урожденного в недрах DC Comics героя было умение жрать все подряд. То есть, он в буквальном смысле проедал себе дорогу через всяческие опасности и препятствия. Он съедал стальные решетки, каменные стены и однажды даже проел, на манер земляного червяка, огромный туннель в земле. А что скажете про Рукотеряющего Мальчика (Arm Fall Off Boy)? Единственной суперспособностью этого героя было умение отрывать себе конечности…

Впрочем, сколь бы забавными ни были издевательства над сирыми и убогими обитателями супергеройского дна, сегодня у нас речь пойдет вовсе не о них. Одними лишь отбросами и элитой сообщество героев, разумеется, не ограничивается. Между первой и последней ступенькой толкутся и другие супердельцы, и имя им — легион. Кого-то лишь один шаг отделяет от Всеподряд-Готовопожрать Парнишки и Рукотеряющего Мальчика, но кто-то стоит совсем близко к элите и даже, представьте себе, не горит желанием переступить ступеньку. Пожалуй, вот эти последние из перечисленных супергероев и представляют собой наибольший интерес для пытливого исследователя. Зачастую их история не столь безупречна и чиста, как у более именитых коллег; они обычно значительно моложе, но познали на своем веку такое, чего Бэтмен и Супермен не видели даже в самых своих жутких кошмарах; сердца их сжимают тиски противоречий, а путь их выстлан терновыми шипами. Большинство из них никогда и не при каких условиях не попадет в Райские кущи, многим из них прямая дорога в самое пекло Ада. А кое-кто и вовсе уже там побывал…

И вот именно о субъекте, побывавшем в Адском пекле, и благополучно (с некоторыми оговорками) оттуда выбравшемся, мы и поведем сегодня речь. Он некогда имел престижную работу, красавицу-жену, в меру симпатичную наружность и имя Альберт Симмонс. А потом он побывал в Аду, стал героем, совершил стремительный марш-бросок по супергеройской лестнице и встал где-то совсем рядом с Человеком-пауком и Суперменом. Однако при этом он утратил все, что имел и чем гордился — работу, жену, лицо, и даже имя. Он стал Спауном, страшенным безликим созданием, наделенным силой, ненавистью, обрывками воспоминаний и неутолимой жаждой мести… Давайте, впрочем, обо всем по порядку.

Вояж в пекло

История эта началась весной 61-го года, когда на свет уродился крошечный вопящий комочек, который родители, подумав, нарекли Тоддом МакФарлейном. Произошло это в совершенно реальной Канаде, в совершенно реальном, правда, ничем особенно в те дни не примечательном городе Калгари. Вопящий комочек рос не по дням, а по часам, и вскоре превратился в подростка, увлеченного спортом и весьма популярного среди своих одноклассников. На этом же этапе своего стремительного развития Тодд заболел комиксами и принялся жадно поглощать их в промышленном буквально масштабе. Однако вот что интересно: помимо комиксов о Бэтмене, Человеке-пауке и Супермене, которые взахлеб читали ровесники нашего героя, юный МакФарлейн уделял немало времени и куда как более авангардным вещам.

Однако в университетские годы у комиксов появился крайне серьезный конкурент, который имел все шансы вырвать Тодда из мира нарисованных человечков навсегда: МакФарлейн увлекся бейсболом. У парня были все шансы стать профессиональным игроком, однако провидение распорядилось иначе: когда карьера Тодда пошла на взлет, он получил серьезную травму лодыжки, которая оказалась совершенно несовместимой со спортом. Трудно сказать, сколько бессонных ночей провел юноша, проклиная горькую судьбу и оплакивая свою загубленную карьеру, прежде чем надумал реанимировать свое былое увлечение и заняться создание комиксов. Дальнейшая судьба МакФарлейна очень похожа на истории современных золушек, которые порой рассказывают в американских фильмах: Тодд устроился работать в небольшой магазин, торгующий комиксами, вскоре сам принялся рисовать графические истории и в этом же магазине их продавать. Вскоре МакФарлейна заметили и наградили серьезной работой. В 84-м году Epic Comics (импринт Marvel, специализирующийся на выпуске комиксов для более зрелой, нежели у материнского издательства, аудитории) издал в рамках цикла «Койот» (повествующего о весьма неоднозначных похождениях одноименного героя) одну из историй Тодда. После чего его карьера устремилась ввысь со скоростью свежесобранного шаттла: работа над «Корпорацией Вечность» (Infinity, Inc) для DC Comics, участие в оформлении комиксов «Бэтмен: Год Второй» (Batman: Year Two) — неканонического ответвления от главного бэтменовского цикла и работа над «Невероятным Халком» (Incredible Hulk) для второго титана американского комиксоиздания — Marvel. И, наконец, главное на тот момент карьерное достижение — включение в 1988-м году в обойму художников, работающих над основным циклом комиксов о Человек-пауке. На протяжении почти 30 выпусков «Удивительного Человека-паука» (The Amazing Spider-Man) — с 298 по 327-ой — МакФарлейн старательного отрабатывал доверие марвеловских боссов, исправно рисуя все то, чего от него жаждали авторы. Но летом 1990-го Тодд взбунтовался и наотрез отказался дальше оформлять истории других людей. Художник возжелал творческой свободы и сообщил главному редактору цикла, что он уходит, дабы рисовать комиксы по своим собственным сценариям.

К этому времени Тодд МакФарлейн имел уже немалый вес в среде читателей комиксов (он, например, был одним из полноправных создателей Венома — пожалуй, главного и самого эффектного на тот момент времени оппонента Человека-паука), и Marvel, разумеется, вовсе не горела желанием с ним расстаться. Именно тогда, летом 90-го года, и было принято важнейшее решение, предопределившее дальнейшую судьбу художника — Тодду предложили начать собственную посвященную Человеку-пауку серию комиксов. Наш герой согласился, и специально для его творческих экзерсисов был запущен новый цикл с простым, но крайне броски названием: «Человек-паук». И первый же его выпуск разошелся тиражом в два с половиной миллиона экземпляров (!!!), став одним из самых продаваемых номерных выпусков комиксов в истории индустрии. Последующие номера «Человека-паука» закрепили за МакФарлейном титул одного из самых талантливых и перспективных (простейшие арифметические вычисления показывают, что Тодду в те годы едва стукнуло тридцать лет) современных авторов комиксов, но и при этом же и высветили ряд его недостатков (как сюжетных — вроде злоупотребления кроссоверами с целью поддержки сюжетной динамики; так и идеологических — о них чуть позднее). Кто знает, куда бы в итоге заехал ведомый Тоддом «Человек-паук», если бы означенные чуть выше недостатки не вошли в резонанс с высокими идеалами нового редактора цикла. В итоге после 16-го выпуска комикса МакФарлейн покидает Marvel и решает организовать свою собственную комиксопроизводящую компанию, которая должна функционировать в строгом согласии с его, Тодда, идеалами. В 92-м году Тодд МакФарлейн и еще шесть известных художников (как и он сам недовольных политикой мажорных издательств) создают независимую компанию Image Comics и бросают вызов (в буквальном смысле) титанам индустрии.

Вполне возможно вы сейчас задаетесь вопросом: зачем это мы вам столь подробно рассказываем о том, как шел к славе МакФарлейн, о какие кочки спотыкался и какие горы покорял. Дело в том, что «Спаун» — цикл комиксов, придуманных Тоддом для Image Comics, — насквозь пронизан идеологией автора, во многом отражает карьерные его взлеты и падения, и, наконец, довольно плотно базируется на материале, с которым МакФарлейн работал до того, как принял участие в создании Image Comics. Так, например, Тодд неоднократно утверждал, что без Человека-паука никогда бы не было Спауна. И это видно невооруженным взглядом: схожий дизайн костюма, глаза, фигура, манеры речи. В некотором роде, Спаун — это смесь из «мрачной» версии Человека-паука (наиболее близкой аналогией, пожалуй, будет Спайди того периода, когда он носил костюм-симбионт, ставший впоследствии Веномом) и самого МакФарлейна, бунтаря, скандалиста и идеалиста одновременно, крайне амбициозного человека, готового всегда идти против сложившейся системы…

Итак, Image Comics образовалась и главным ее принципом были провозглашены свобода творчества всех равноправных участников партнерства и невмешательство в дела друг друга. Каждый из членов компании запускает свою серию комиксов, большинство из которых объединено в общую событийную вселенную. Тодд МакФарлейн придумывает Спауна — одного из самых неординарных супергероев того времени. И первый же выпуск нового комикса расходится тиражом в 1.7 миллионов экземпляров, устанавливает абсолютный рекорд для независимых компаний и становится локомотивом Image Comics. Так чего же там такого придумал и нарисовал старина Тодд, что даже повидавшие виды читатели спешили забронировать места в очередях, выстраивающихся у торгующих комиксами лавочек? Ну, во-первых, крутую обложку. В те годы коллекционный бум достиг своего максимума, даже довольно далекие от комиксов люди, начитавшись в газетах, как раритетные выпуски графических историй уходят с аукционов за десятки и сотни тысяч долларов, старались закупать стартовые выпуски всех потенциально успешных комиксов. И многие оценивали потенциал по обложке. Первый выпуск «Спауна» издали напоминал мешанину из кислотных цветов (красного, салатного и фиолетового) и сразу бросался в глаза. Вблизи мешанина оказывалась крутым мужиком в брутальном костюме и с жутковатыми когтями. «Ого-го! Вот это потенциал!» — восхищались покупатели.

Читателей опытных, разумеется, куда как больше интересовал сюжет и качество рисунков. Со вторым, разумеется, был полный порядок — иного от МакФарлейна ожидать и не стоило. Но и с первым, по счастью, проблем не наблюдалось: Тодд еще был полон энтузиазма и свежих идей, горел желанием сочинять и доказывать всему миру, что отличному художнику по силам быть и первоклассным писателем. Итак, Спаун — это Альберт Симмонс, агент секретной правительственной организации, много и славно потрудившийся на ниве борьбы с внутренними и внешними врагами. Симмонс неоднократно переходил, выполняя приказы, грань между добром и злом, но всегда делал это, исходя из того, что вершится это все во имя демократии, свободы и мира во всем мире. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в Ад, и именно туда мистер Симмонс и попадает, после того, как погибает от рук своего друга, исполняющего приказ их общего начальника Джейсона Винна. Память, чувства, физическое обличие — Альберт Симмонс лишается всего этого, единственное, что остается у его бесплотного духа, это воспоминания о женщине, которую он безумно, безгранично, всем сердцем любил, почти боготворил. И тогда Симмонс заключает сделку с дьяволом Malebolgia (не вполне понятно, как следует правильно его имя переводить: оно несомненно является отсылкой к названию восьмого круга Ада из «Божественной комедии» Данте — Malebolge или Злые Щели в каноническом переводе Лозинского, но называть дьявола Злощелием как-то совсем не комильфо). Тот обязуется вернуть Альберта на землю, взамен же Симмонс должен презентовать ему свою бессмертную душу и стать генералом армии Ада, которая набирается для того, чтобы уничтожить Бога.

Симмонс возвращается в мир живых. Однако все его воспоминания стерты — дьявол оставил ему лишь жалкие осколки и периодически, как хозяин, который бросает во время дрессировки собаке палку, выделяет ему жалкий паек. Тело Симмонса обезображено — он похож на обгоревший и сгнивший труп. Однако взамен он получил невероятные магические способности, не безграничные, но крайне серьезные. Он, например, может по своему желанию обращаться в обычного гражданина. Вот только… Когда Альберт Симмонс был человеком, его кожа была совершенно черного цвета. Придумал это автор, разумеется, не просто так: с давних времен повелось, что большинство супергероев — белые. Чернокожих героев совсем не много, а таких, которым выделялась персональная серия, и вовсе по пальцам пересчитать можно. Тодд МакФарлейн, ярый борец со всяческими формами дискриминации в мире комиксов, целенаправленно наградил своего персонажа шоколадной кожей, заставил его этим гордиться и не преминул вставить шпильку в адрес устоявшегося положения дел. Так вот, как мы уже говорили, с помощью своих суперспособностей Альберт Симмонс мог сокрыть свою страшную плоть, обратившись в нормального человека. Даже не просто нормального — красавца. Высоченного, мускулистого… голубоглазого блондина с вьющимися золотыми волосами. Таким бы вполне мог быть натуральный облик любого из супергероев золотого века американских комиксов. Однако Альберт Симмонс категорически этим обликом недоволен, сама мысль о том, чтобы быть белым красавчиком ему противна. «Я выгляжу, блин, как калифорнийский франт!» — цедит сквозь зубы Симмонс и предпочитает этому обличию свою закованную в красно-черный костюм гнилую и обугленную плоть.

Симмонс узнает, что его жена, ради которой он и подписал сделку с дьяволом, уже успела повторно выйти замуж. Более того, у нее родилась дочь, та самая, о которой она так мечтала во времена брака с Альбертом (наш герой был бесплоден). Да и даже если бы она была одна — как бы мог Спаун вернуться к ней в своем новом нечеловеческом обличии? С чего бы вдруг красавица приняла чудовище? Спаун понимает, что дьявол обманул его, вернул к жизни, прекрасно зная, что это причинит ему еще большую боль, принесет еще больше страданий, а, значит, еще сильнее отвратит от добродетельной стези. Более того, вскоре Симмонс узнает, что сверхъестественные силы даны ему не просто так: чем чаще он ими будет пользоваться, тем быстрее он будет приближаться ко второй своей смерти. Даже если он захочет использовать их на благо общества, начнет бороться со злом и убивать разношерстных негодяев, то вскоре лишится поддерживающих жизнь в его теле сил, повторно скончается и навсегда утратит свою душу. При этом он еще и погубит тучу земных злодеев, тем самым увеличив дьявольскую армию в аду. Если же он будет экономить свои силы и не станет бороться со злом, сделается безучастным зрителем, то душа его постепенно оледенеет и вполне естественным путем сделается добычей дьявола. Ситуация для Спауна безвыходная: какой бы путь он не избрал, все равно в итоге утратит душу, навредит себе и людям. Ему некуда идти — практически все, кого он раньше знал, его забыли или предали. Он не может вести жизнь обычного человека, не может вести жизнь супергероя, он вообще не может вести никакую жизнь. Что ему остается? Осесть в грязной подворотне, поселиться вместе с крысами, мусором и бомжами. Здесь на нем не будет лежать никакой ответственности, здесь он будет свободен от ежедневного выбора, здесь не предвидится моральных дилемм. В теории.

Всю эту вводную в первых семи выпусках комикса дает Тодд МакФарлейн. Завязка для цикла потрясающая — мрачный и реалистичный современный мир, насквозь коррумпированный и преступный; герой, стоящий перед крайне нелегким выбором из двух вариантов, каждый из которых ведет его к неизбежному и страшному концу; крайне мрачный антураж и тотальное ощущение обреченности и безысходности… Но МакФарлейн знает свои слабые места — сколько бы он ни отстаивал самодостаточность художника, Тодд понимает, что на одних только своих плечах такой сюжет не вытянет. Это заметно даже по ранним выпускам: после очень сильного начала и шикарного 6-го номера, в котором Спаун почти случайно убивает некого психопата-маньяка, обожающего резать на части детей; следует довольно вялый седьмой, в котором вместо психологического нуара начинается довольно тривиальный фантастический боевик (Спаун расправляется с киборгом, работающим на итальянскую мафию). Поэтому с восьмого по одиннадцатый выпуски комикса над ним работают специально приглашенные звездные писатели: Алан Мур, Нил Гейман, Дэйв Сим и Фрэнк Миллер. МакФарлейн на это время оставляет за собой лишь только художественные обязанности, старательно воплощая в рисунках истории вышеназванных авторов. И четверка эта наводит шороха: Мур пишет совершенно сумасшедшую и сюрреалистическую историю того, как в Аду убитый Спауном маньяк (тот самый, который истязал детей) мучается кошмарами и становится одним из солдат дьявольской армии. Гейман придумывает Анжелу — ангела, целую вечность охотящегося за спаунами; средневековую версию Спауна — одну из жертв Анжелы; и Калиостро, загадочного бродягу, решительно все знающего о спаунах. Дэйв Сим на пару с МакФарлейном превращают в графическую историю манифест Image Comics и рассказывают о том, как мажорные издатели комиксов грабят авторов и порабощают их героев (там есть совершенно сумасшедшая сцена, в которой Спаун стоит подле клетки, из которой к нему тянут руки Человек-паук, Супермен, Халк, Бэтмен, Капитан Америка и другие персонажи, а вдоль стены выстроились люди, придумавшие этих героев, и у каждого связаны руки, на шее — удушающая веревка, а на голове — черный мешок). Наконец, Фрэнк Миллер рассказывает сверхбрутальную историю о том, как две банды пытались поделить между собой грязный переулок, в котором жил Спаун с бомжами, и чем для них это закончилось (старина Фрэнк изобрел один из самых неординарных способов, с помощью которых Спаун когда-либо убивал своих врагов — телепортировался в тело одного из них и разорвал его изнутри).

После 11-го выпуска МакФарлейн возвратился к написанию сюжетов для «Спауна» и с небольшими перерывами писал их вплоть до 70 выпуска. Затем его вовлеченность в процесс стала ослабевать, и постепенно он стал ограничиваться лишь продумыванием общей сюжетной линии, переложив все сценарные работы на приглашенных писателей (то есть, по сути, нарушил один из своих же ранее провозглашаемых принципов, согласно которому именно создатель должен принимать самое непосредственное участие в творческом процессе, и встал у стены с черным мешком на голове). Впрочем, на качестве комиксов это не отразилось. Тем более, к концу 90-х подход МакФарлейна, согласно которому визуальное решение первично, а история и сюжет — вторичны, окончательно устарел. Новая кровь оказалась очень кстати. Сейчас МакФарлейн практически все время посвящает своей компании McFarlane Toys, занимающейся производством коллекционных фигурок персонажей комиксов, спортивных звезд, героев популярных блокбастеров, рок-музыкантов и видеоигр (преимущественно по циклу Halo).

Спаун подсудный
Самая, пожалуй, печальная история из числа имеющих непосредственное отношение к Спауну, это рассказ о том, как поссорились Нил Гейман и Тодд МакФарлейн. Как вы помните, писатель и художник весьма успешно сотрудничали во времена становления красно-черного выходца из Ада. Гейман написал сценарий для 9-го выпуска комикса и придумал трех новых персонажей — Анжелу, Калиостро и средневекового Спауна. Впоследствии эти персонажи неоднократно использовались в других выпусках комикса, а Калиостро и вовсе был одним из главных героев кинофильма и анимационного сериала.

Сперва царили мир и согласие. МакФарлейн честно выплачивал роялти за использование персонажей, но потом внезапно передумал и сообщил Гейману, что отныне владеть ими будет только лишь он, МакФарлейн. Тогда Нил Гейман решил отстаивать свои права в суде. Последовали весьма занятные дебаты, в ходе которых выяснилось, что МакФарлейн считает, что вклад писателя в создание персонажей был минимален, что придумал он их почти целиком сам, ибо нарисовал не так, как то значилось у Геймана в сценарии, и что только лишь рисунок — овеществленная идея — превращает мысль в подлежащий копирайту образ. Суд, разумеется, принял сторону Геймана.

Каковые будут последствия у этого судебного решения на настоящий момент не вполне понятно (перспективы нового анимационного сериала туманны, новый фильм пребывает в глубочайшей коме, новых игр в планах покамест не значится). Единственное пока коснувшееся Спауна изменение — исключение из переизданий комикса 9-го выпуска.

К настоящему моменту времени с комиксным Спауном произошло совершенно сумасшедшее количество событий (уровень интенсивности действия в какой-то момент превзошел все мыслимые пределы), однако, пожалуй, напряженная неопределенность первой дюжины выпусков (и, конечно, хардкорный концерт, данный квартетом приглашенных мастеров) — все-таки самое чудесное, что было в основном цикле. Помимо основной серии была издана туча ответвлений и кроссоверов, в самом памятном из которых — сделанном в 94-м году в соавторстве с Фрэнком Миллером — Спаун встретился с Бэтменом. О комиксах про Спауна, в общем-то, можно написать еще много чего, но пора уже начать разговор об экранизациях, благо сюжеты их в некотором роде являются выжимкой из всех графических историй разом.

Спаун на экранах

В 96-м году МакФарлейн создает компанию Todd McFarlane Entertainment, специализирующуюся на создании анимационных фильмов и кино. Идея МакФарлейна понятна — грешно было не воспользоваться огромной популярностью Спауна и не обратить его в киногероя. И в 97-м году на канале HBO стартует продюсируемый свежесозданной компанией МакФарлейна анимационный сериал «Спаун» (Todd McFarlane’s Spawn).

Вопреки скептическим ожиданиям потенциальной зрительской аудитории мультипликационный «Спаун» абсолютно не походил на те анимационные картины о супергероях, которые ранее выходили на голубых экранах. Он оказался бескомпромиссен, очень жесток, нарочито небрежен, изобиловал непечатными выражениями, сценами насилия и брутальных убийств и обнаженкой. Сериал не просто развивал идеи графических историй МакФарлейна и компании, но дал им новое направление и открыл доселе недоступные горизонты. В силу специфики производства комиксов, общая сюжетная линия у них обычно намечена пунктиром, события, как правило, вращаются вокруг нее и около, порой линию это безжалостно изгибая и уводя далеко в сторону. Ситуация, при которой автор, пишущий сюжет для первого номера, с трудом представляет себе, что будет в десятом — для комиксов абсолютно нормальна. А уж для работ МакФарлейна с его приверженностью идее господства изображения над сюжетом и подавно. В анимационном «Спауне» хаотично разбросанные по различным выпускам события упорядочили, объединили в общую сюжетную цепь, почистили все несостыковки, логически обосновали спорные моменты и получили, по сути, чистовик истории о жизни и деяниях Альберта Симмонса.

Разумеется, подобная реставраторская работа не могла пройти без потерь и некоторых существенных отходов от событий оригинала. Изменилась история отдельных героев, кое-кто был бесследно стерт со страниц вселенной, кто-то, наоборот, на них дописан. Практически весь первый сезон сериала (всего их было три, транслировались они на протяжении двух лет — с мая 97-го по май 99-го) Спаун решает, следует ли ему применять свою силу для того, чтобы защищать невинных и бороться со злом, или все, что ему остается — это прозябать с бомжами в подворотне и скорбеть о своей утраченной жене. Его мало волнует то, что творится на улицах города, сражаться он готов только тогда, когда кто-то посягает на его грязный угол или пытается причинить вред его бывшей супруге. С самого начала Спауна сопровождают Калиостро и Клоун, пытающиеся повлиять на принимаемые им решения и спровоцировать его вступление в конфликт на стороне добра или зла. Среди других ключевых фигур — Джейсон Винн, бывший босс Симмонса, отдавший приказ о его ликвидации. Винн возглавляет секретную правительственную организацию и под ее прикрытием обтяпывает темные делишки (крышует международные преступные синдикаты и курирует черный оружейный рынок). Местный крестный отец Тони Твист и сенатор-республиканец Скотт МакМиллан — марионетки в руках у Винна. Город погряз в коррупции, насилии и беззаконии. Правительство защищает от правосудия маньяка-детоубийцу (того самого, которого в 6-м выпуске комикса убивает Спаун), ибо он — внебрачный сын сенатора МакМиллана; полицейские беззастенчиво плюют на свои полномочия и обязанности; пытающиеся докопаться до истины журналисты умирают от рук преступников и правительственных агентов; США поставляет оружие в Северную Корею и провоцирует военные конфликты. И посреди всего этого бедлама растерянный Спаун пытается понять, что и как он должен делать…

Анимационный «Спаун» — достойный образчик мистического нуара. Интересное художественное решение, нервный повествовательный темп, стильный антураж, очень хорошая работа озвучивавших персонажей актеров (Кит Дэвид бесподобен в роли Спауна), и цельный сюжет делают сериал Todd McFarlane’s Spawn идеальной экранизацией комиксов. Более того, можно сказать, что в отдельных компонентах экранизация эта даже превзошла оригинал.

С анимационным «Спауном» связан один небольшой казус, традиционно вносящий некоторую толику хаоса в фильмографию цикла. После того, как сериал прошел по телевидению, решено было выпустить его на видео. Каждый из сезонов склеили в один большой полнометражный мультфильм и назвали их соответственно «Спаун», «Спаун 2» и «Спаун 3». Более того, каждый из этих «склеенных» мультфильмов был выпущен в двух видах: полное издание и отредактированное. Из второго были вырезаны все сцены с участием обнаженных барышень, нецензурщина и сцены насилия. Этот вот своеобразный Спаун Лайт лучше избегать. В остальном же «полнометражные» мультфильмы абсолютно сериалу идентичны, за исключением того, что из них выброшены были открывавшие каждую серию коротенькие игровые вставки, в которых МакФарлейн рассказывал зрителям о том, что ждет их в данном эпизоде.

В 1997-м году состоялось еще одно событие, которого давно уже дожидались поклонники Спауна — режиссер Марк Эрнест Диппе снял киноэкранизацию комиксов Тодда МакФарлейна. Вообще изначально предполагалось, что ставить фильм будет Тим Бартон, но, увы, не срослось. Потом все ожидали, что режиссерское кресло кресло займет Алекс Пройас (известный на тот момент по фильму «Ворон» — последней картине Брэндона Ли), но он предпочел все силы отдать технонуару «Темный Город» (Dark City, 1998). Тогда-то и всплыла на свет божий кандидатура Марка Эрнеста Диппе, никогда ранее ничего не снимавшего, но с десяток лет трудившегося над спецэффектами для блокбастеров (среди которых были и «Парк Юрского периода», и «Терминатор 2», и вторая часть трилогии «Назад в будущее»). Выбор этот во многом и предопределил довольно печальную судьбу картины: Марк вместе со сценаристом Аланон МакЭлроем не смогли ни сочинить толковой истории, ни перенести ее на киноэкран. Экстракт из оригинального комикса, приправленный крайне экстравагантными спецэффектами (варьировавшимися от «очень хороших» в сценах с превращениями костюма Спауна, до «упоительно дурацких» в эпизодах в Аду) и не шибко умелой режиссурой, не понравился кинокритикам и рецензентам и нахватал массу двоек и единиц от профильных изданий. Зрители (и особенно молодые), тем не менее, фильм восприняли значительно позитивнее и помогли ему не только отбить вложенные средства (40 миллионов), но и собрать в мировом прокате неплохие деньги (почти 90 миллионов, с учетом продаж на различных видео-носителях). Хотя, справедливости ради, надо признать, что большую часть этих денег принесли американские поклонники Спауна, готовые смотреть вообще что угодно, главное, чтоб с участием их любимого героя.

Завязка фильма в упрощенной форме повторяет завязку оригинального комикса: Альберт Симмонс работает на секретную правительственную организацию и борется с различными международными бандюганами. В процессе борьбы иногда гибнут мирные жители, что Симмонсу решительно не нравится. В конце концов он решает покинуть свою должность, и на последнем задании погибает от рук своего начальника Джейсона Винна и его преданной помощницы Джессики Прист (заменившей Чапела, фигурировавшего в комиксах и мультсериале). Симмонс попадает в Ад, где и заключает сделку с Дьяволом: тот возвращает его к жизни, а взамен требует, чтобы Симмонс стал генералом его армии. На Земле Альберта Симмонса уже дожидается Клоун (он же Осквернитель), который всячески подталкивает его свершить месть над Винном. Одновременно с этим Клоун помогает Винну изобрести биологическое оружие, способное уничтожить все живое на планете: бывший начальник Альберта хочет с его помощью захватить власть над Землей. Он вживляет в свое сердце дистанционный пульт управления боеголовками, дабы они активировались в случае его гибели. Задумка Клоуна, работающего по прямому указанию Дьявола, куда как хитрее: он планирует комбинацию, в результате которой Спаун должен убить Винна, тем самым избрав путь жестокости и мести, и при этом активировать боеголовки с биологически оружием. В итоге Земля, как полагает Осквернитель, погибнет (что обязательно обрадует Дьявола), миллиарды людей отдадут концы (что будет весьма кстати, ибо планируется Армагеддон), а Спаун станет полноценным злодеем (ради чего все изначально и затевалось).

На самом деле это все кажется запутанным только лишь на первый взгляд. Сам же фильм прямолинеен, как несущаяся стрела. Хитрый план Клоуна — единственная имеющаяся в нем извилина. Спаун встречается со своей женой, новым ее мужем (как в комиксах и мультфильме — его бывшим другом Терри Фицджеральдом) и своей дочерью (самое, наверное, серьезное отступление от канона — согласно комиксу и анимационному сериалу, как вы помните, Альберт был бесплоден и отцом дочери являлся Фицджеральд), родившейся вскоре после его смерти. Сперва он переполнен жаждой мести, но вскоре, благодаря мудрости старца Калиостро, учится контролировать свои эмоции и управляться костюмом. Он так и не убивает Винна, зато наведывается в Ад, где раздает по шее дьявольскому воинству, после чего расправляется с Клоуном и окончательно избирает пусть света и добра.

Несомненно, самое большое достижение фильма Марка Эрнеста Диппе — это блестяще сыгранная Джоном Легуизамо роль Клоуна-Осквернителя. Персонаж этот был несомненно одним из самых колоритных в оригинальных комиксах, он был отвратительно прекрасен (уж простите мне этот оксюморон) в анимационном сериале, и просто восхитителен в киноэкранизации. Мерзопакостный засранец, безостановочно сыплющий пошлыми шутками, стишками, каламбурами и вытворяющий совершенно невообразимые по степени своей гнусности вещи.

Сразу же после выхода фильма планировалось приступить к производству его сиквела. Из-за многочисленных сложностей проект сперва заморозили на три года, а потом еще на восемь лет. За это время концепт полностью изменился, идея о съемках второй части отправилась на свалку истории, а МакФарлейн загорелся желанием сделать новое киновоплощение приключений своего супергероя (как это случилось, например, с Бэтменом в «Бэтмен: начало» Нолана). В настоящий момент времени ничего про будущий фильм толком неизвестно, за исключением слов МакФарлейна о том, что он будет куда как более серьезным, жестоким и страшным, нежели старый «Спаун». И вроде бы Тодд уже приступил к написанию сценария, но насколько информация эта соответствует истине и есть ли какие-либо предварительные договоренности с конкретными кинокомпаниями — совершенно неясно.

На экраны игровых приставок Спаун пробрался еще раньше, чем в кино и на телевидение. Дебют, впрочем, вышел не вполне удачным: в 1995-м году Acclaim выпустила разработанную студией Ukiyotei Company игру Spawn для SNES. Ничем особенным из сотен других представителей жанра beat-‘em-up она не выделялась и представляла интерес, пожалуй, лишь для наиболее преданных почитателей детища МакФарлейна. Согласно ее сюжету, Спаун ходил по улицам Нью-Йорка, разыскивал пропавших детей и периодически поколачивал известных по комиксам злодеев. Игра бы эта, наверное, сейчас уже была давно забыта, если бы не одна ее забавная особенность, из-за которой продукт Ukiyotei Company периодически всплывает в списках самых забавных (как вариант — дурацких) моментов в видеоиграх. Сразу же после старта игры на протагониста начинают валить многочисленные злодеи, но поскольку между крышей, на которой он стоит, и крышей, по которой бегут злыдни наличествует дыра, они в нее падают и, очевидно, отдают богу душу. Негодяи прут бесконечным потоком и столь же бесконечным водопадом, не имея возможности дотянуться до нашего героя, низвергаются с крыши на невидимую землю. Стоящий на возвышенности Спаун напоминает профессора, который деловито наблюдает за прущими в океан леммингами.

Зимой 97-го года Sone выпустила для приставки PlayStation игру Spawn: The Eternal, параллельно с выходом на видеокассетах фильма Марка Эрнеста Диппе. Ничего особенно хорошего эта связка не принесла: пока кинокритики бранили кинокартину, фанаты и обозреватели на чем свет стоит поносили игру. Уродливое визуальное решение, дурной геймплей и многочисленные графические баги не оставили этому кадавру жанра action-adventure ни малейших шансов на выживание в нелегкой конкурентной борьбе.

Третья попытка выпустить игру о Спауне тоже не увенчалась успехом. На сей раз пострадала Capcom, выпустившая в 2000-м году игру Spawn: In the Demon’s Hand (аркадную версию и последующий порт на Dreamcast). Главным (и, пожалуй, единственным) достоинством этого представителя жанра beat-‘em-up была возможность выбрать любого из более чем трех десятков персонажей, населяющих мир комиксов МакФарлейна (новые персонажи становились доступны по мере прохождения игры уже открытыми), все остальное было весьма тривиальным и однообразным.

Наконец, в 2003-м калифорнийская компания Point of View вручила издателю Namco последнюю на настоящий момент сольную игру о Спауне — трехмерный экшн Spawn: Armageddon. Игра была выпущена на PlayStation 2, GameCube и Xbox, но не снискала лавров ни в одной из своих инкарнаций. Неплохая графика оказалась не в силах побороть заунывный сюжет, дурной дизайн уровней и слабый геймплей. Для людей, в поклонении Спауну не замеченных, игра вообще не представляла ни малейшего интереса, фанатов же, в принципе, могли заинтересовать многочисленные отсылки к оригинальным комиксам и возможность поучаствовать-таки в давно ожидаемом Армагеддоне.

Вот и получается, что единственным светлым пятном в игровой истории Спауна было его появление в качестве одного из бойцов в порте файтинга Soulcalibur II для приставки Xbox. Все остальное, начиная с коллективного суицида леммингов в игре 95-го года, заканчивая последним Армагеддоном, большинству из преданных поклонников героя хочется забыть как страшный сон. Есть, конечно, надежда, что если перезапуск фильма состоится, то, быть может, кто-нибудь все же сподобится сделать приличную игру, но этого еще, судя по всему, ждать немало лет.





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:

3 Comments
  1. CommentsЭд   |  Вторник, 26 апреля 2011 в 20:00

    Лучшее по Спауну, что есть в Рунете — спасибо, Автор…))

  2. Commentsafrostalker   |  Среда, 29 мая 2013 в 10:04

    пиздатая статейка)

  3. CommentsQ-Chast1c   |  Четверг, 10 апреля 2014 в 21:43

    Прочитал, вспомнил, прослезился


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    В 44-м году Годзилла был вполне миролюбивым динозавром и спокойно жил на острове Лагос. В это самое время американские войска загнали туда взвод японских солдат и надумали их там всех порешить. Но загнанных в западню японцев спас догодзилльский динозавр. Мотивы его не вполне ясны — то ли он отстаивал свою территорию, то ли прочитал Mein Kampf и вдохновился.

    [ читать полностью ]