Статья написана: Ноябрь, 2011
Автор: Дмитрий Лопухов
Халк: монстр в драных штанах

Жизнь комиксных супергероев Золотого (c 38-го по начало 50-х годов XX века) и начала Серебряного (с 56-го по начало 70-х) веков была, в общем и целом, штукой довольно простой. Герой наряжался в костюм, метелил пакостных негодяев, потом костюм снимал и на время возвращался к своему мирному альтер эго. Кто-то из героев деяниями своими гордился, охотно позировал прессе, кто-то, наоборот, внимания чурался и всеми силами старался сокрыть свою супергероическую жизнь. Но при этом практически все они были людьми свободной воли, и благие дела творили исключительно из-за неукротимой жажды добра и справедливости. Даже те отступники, у которых порой загорался в глазах отсвет золотого тельца, буквально тут же приходили в себя и вспоминали про союз большой силы и немалой ответственности.

Впоследствии, конечно, комикс изрядно потемнел, в него пришли ребята, которые с немалым удовольствием стали отрывать головы особо опасным негодяям, чуть позднее добрались и те, что начали валить вообще всех бандитов подряд. Супергерои обзавелись доселе им неведомыми человеческими чертами: алчностью, гневом, жадностью, гордыней. Кое-кто и вовсе перешагнул грань между супергеройством и злодейством. Узнай об этом кто-нибудь из персонажей эпохи комиксной невинности, немедля бы пришлось бежать за нашатырем, ибо в те давние дни наброшенный на спину плащ, нелепый облегающий костюм и маска, автоматически делали носителя образчиком рыцарства, безгрешным ревнителем идеалов добра.

В свете всего этого крайне удивительной выглядит судьба героя, о котором мы будем нынче говорить. У господина Халка нет маски и облегающего костюма, лишь только драные штаны. Он не стремится спасать людей от бед и тягот, он зол и груб, слово «извините» он употребляет раз в сто реже, чем «дурак», он любит ломать и крушить. И при этом появился он на свет божий вовсе не в начале 90-х, а в самый что ни на есть рассвет Серебряного века. Как же это вышло? Кто и почему такое допустил? Давайте разбираться.

Халк начинать

В середине 50-х годов минувшего века в США изрядно обеспокоились нравственным обликом подростков. «Молодежь хамит, не слушается старших, праздный образ жизни ведет, матюгами ругается, бабами интересуется!» — удивлялись столь необычным поведением юных сограждан взрослые. На самом высоком уровне было решено пресечь это безобразие. В спешном порядке собрались комиссии, комитеты, организации и объединения, члены которых с упоением принялись разыскивать аморального врага. Видеоигр в те годы еще не было, посему карающий перст родительского правосудия указал на комиксы. Вот, вот кто растлил невинных американских детей! Вот кто насовал им в головы всякой дряни и мерзости! Вот кто заставил семнадцатилетних лбов думать о трусиках одноклассниц и драться на переменах!

В Окхлахоме и Техасе немедленно подверглись запрету комиксы, в которых «демонстрировались ужасы и криминал». Попытки жестоко ограничить оборот рисованных историй были предприняты и в ряде других штатов. Совершенно ожидаемо обнаружился человек, придумавший, как направить волну народного негодования в выгодное для себя русло: психиатр Фредрик Вертам накропал книжицу «Соблазнение невинных», в которой детально описал, как посредством комиксов эти самые «невинные» и соблазняются. Определенная ирония состоит в том, что в 35-м году психиатр Вертам на громком процессе по делу маньяка-детоубийцы Альберта Фиша свидетельствовал… в защиту преступника. Ну, впрочем, оно и понятно: маньяк Фиш утверждал, что совратил лишь около сотни детей, а комиксы, по убеждению Вертама, были ответственны за совращение целого поколения.

Множество удивительных вещей обнаружил в комиксах Вертам. Например, что Чудо-женщина из-за своей силы и независимости является несомненной лесбиянкой и пропагандирует свою неправильную ориентацию среди юных дев; то, что Бэтмен с Робином — стопроцентные гомосексуалисты; то, что Супермен ненавидит Америку и вообще сочувствует фашистам. Наиболее консервативная часть общества, прочтя книгу, впала в ярость. И черт бы, конечно, с ними — консерваторам вообще свойственно впадать в ярость по любому поводу, но «Соблазнение невинных» попало в руки сенатору Эстесу Кефауэр, одержимому борьбой с преступностью во всех ее проявлениях. Вот тут-то и пошла мясорубка: начались публичные слушания, посыпались обвинения, издательства оказались под чудовищным давлением, многие художники и авторы комиксов надолго лишились работы и получили «черные метки». В общем, произошло примерно то же самое, что и во время приснопамятной маккартистской охоты на коммунистических ведьм.

Результатом все этого стало появление «Кодекса издателей комиксов», согласно которому на визуальное и текстуальное содержание комиксов накладывалось огромное количество ограничений, включая даже запрет на использование отдельных персонажей и слов («вампиры», «оборотни» и «зомби», например). Отныне комиксы должны были представлять собой истории о приключениях славных парней, творящих благие дела во имя справедливости. По сути, единственным направлением, полностью отвечающим требованиям «Кодекса», стали истории о добрых и справедливых супергероях. Спрос на них подскочил до небес. Какую-то часть удалось извлечь из хранилищ Золотого века комиксов, но основную массу персонажей пришлось придумывать с нуля.

Аккурат в этот самый период повышенного спроса и родился Халк. Придумали его писатель Стэн Ли и художник Джек Кирби, чуть ранее смастерившие для издательства Marvel Comics Фантастическую Четверку. И буквально с самого первого выпуска Халк, в отличие от вышеупомянутой Четверки, балансировал на грани нарушения «Кодекса издателей комиксов». Стэн Ли рассказывал, что находился под сильным впечатлением от старого черно-белого фильма ужасов «Франкенштейн» (того, что с Борисом Карлоффым). С юных лет писатель пребывал в уверенности, что созданный Виктором Франкенштейном монстр был вовсе не плохим парнем. Плохими парнями были местные жители, которые гонялись за бедным монстром с вилами и факелами, всячески его третировали и вынуждали обороняться и творить малоприятные вещи, а в конце так и вовсе сожгли. Стэн Ли мечтал восстановить справедливость, создать монстра, который, будучи чудовищем, тем не менее нес бы на лбу печать добра. Монстра, который вполне бы мог стать супергероем.

В концепте этом отчетливо читается пренебрежение заветами «Кодекса», который, собственно говоря, никогда не вызывал у Стэна Ли никаких положительных эмоций. Однако в начале 60-х открыто бунтовать против этого нелепого сборника запретов и заблуждений было рановато, и Ли пошел на весьма хитрый шаг, сделав монстра нечаянным альтер эго Брюса Бэннера, идеального комиксного персонажа. Бэннер — гениальный ученый, без устали трудящийся на благо Америки; рыцарь без страха и упрека, всегда готовый придти на помощь нуждающимся и пожертвовать собой ради высоких идеалов. В общем, хоть сейчас доставай из сундука бабулины колготы, натягивай маску и отправляй творить добро по всей Земле…

Первый выпуск комикса The Incredible Hulk вышел в свет в мае 1962-го, и в нем весьма подробно рассказывалась история того, как получился Халк. Дело было так. Бэннер трудился над гамма-бомбой, чудовищным оружием, которое должно было обезопасить американцев от всех существующих угроз. Вместе с ним над бомбой трудился некий Игорь, короткостриженный солдафонского вида субъект, который разве что красные кальсоны с серпом и молотом не носил. За несколько минут до испытательного взрыва бомбы на полигон забрался некий молодой оболтус, поспоривший с друзьями, что он не сдрейфит покататься по закрытой военными территории. Отважный Бэннер, попросив Игоря отложить взрыв бомбы, бросился спасать сорванца, ну, а Игорь, совершенно неожиданно оказавшийся комумнистическим прихвостнем, взрыв не отложил. Бэннер успел спасти слабоумного юнца, но сам попал под поток гамма-излучения…

Отныне с наступлением темноты Бэннер обращается в Халка, неуязвимого монстра, наделенного чудовищной силой. При этом разум Бэннера остается где-то в подсознательных глубинах, а само существо ведет себя как распоследняя скотина. Халк рушит, крушит, ломает, бранится и… с первыми лучами солнца превращается обратно в шокированного Брюса Бэннера. Тем временем Игорь, своевременно брошенный в тюрьму, исхитряется отправить шифровку в СССР, в которой сообщает коммунистическому монстру (!) Горгулье, что в Штатах завелся невиданной силы субъект. Горгулья отправляется в Америку и похищает Халка. Но к тому моменту, как его облепленный красными звездами самолет приземляется в Стране Советов, Халк вновь превращается в Бэннера. Шокированный Горгулья рассказывает, что ему до смерти надоело быть коммунистическим монстром, и он тоже хотел бы обратиться в обычного человека. Движимый жалостью Бэннер подвергает его облучению радиацией, в результате чего Горгулья вновь становится представителем рода Homo sapiens. На радостях он грозит кулаком портрету Хрущева и помогает Бэннеру сбежать, а затем героически взрывает и себя, и все свое высокотехнологичное логово, напичканное отъявленными коммунистами.

Вот так и состоялся первый подвиг тандема Халк-Бэннер. В следующих выпусках комикса наш герой разгромил гнусных Жаболюдей из открытого космоса; навалял пакостному фокуснику по имени Повелитель Колец, который ездил по городам и селам, гипнотизировал и грабил аборигенов; наподдал космическому гладиатору Монгу (который оказался роботом, в котором сидели вполне земные коммунисты); побил древнеримского война Тираннуса, копившего в подземном царстве несметные войска, дабы захватить нашу чудесную планету; остановил армию жестокого китайского генерала Фанга (бесстрашные солдаты до одури боялись снежного человека, так что Халк переоделся в странный фурри-костюм и устроил в их рядах панику и смятение) и избил безжалостного Повелителя Металла (космического субъекта, повелевавшего металлическими предметами).

Вроде бы вполне внушительный список: и Землю от инопланетных захватчиков Халк выручал, и проклятых коммунистов из Америки прогонял, и преступных элементов карал. Однако ж, тонкость тут в том, что все эти подвиги он творил вовсе не из стремления к добру и справедливости. Первоначально Халк вообще с трудом понимал, что вокруг него творится, и все его желания описывались простейшей формулой «крушить+ломать». Впоследствии Бэннер изобрел метод искусственно контролировать свои перевоплощения в яростного монстра и увеличил интеллектуальный уровень своего альтер-эго, но при этом Халк все равно остался грубияном и довольно неприятным типом. Так, например, сражаясь с Повелителем Металла, он всерьез размышлял, не примкнуть ли ему к оному Повелителю, дабы вместе держать Землю в ужасе и страхе (нетерпеливый пришелец пошел в атаку, и не дал Халку додумать эту перспективную мысль). Человечество тоже весьма своеобразно вознаграждало Халка за его нечаянные подвиги: военные безостановочно изобретали приспособления, призванные Халка поймать и нейтрализовать (один раз, к примеру, они заманили его в космический корабль, который отправили в бесконтрольное путешествие, рассчитывая, что рано или поздно монстр отдаст там концы; в другой раз шарахнули по Халку из специальной пушки, заточившей нашего героя в айсберг). В общем, любовь была взаимной.

Ли и Кирби, создатели Халка, ухитрились, не нарушая условий людоедского «Кодекса», сделать настоящую революцию. И дело даже не в том, что они облачили монстра в костюм супергероя, а в том, что они на корню видоизменили сам процесс превращения персонажа в суперперсонажа. Брюс Уйэн спускается в свое высокотехнологичное логово, переодевается и становится Бэтменом. Кларк Кент забегает в телефонную будку, срывает будничные шмотки и обращается в Супермена. А Брюс Бэннер… Брюс Бэннер, хороший, честный парень, когда понимает, что пришла пора спасать мир, облучает себя гамма-лучом, и искренне надеется, что когда он превратится в Халка, то все еще будет интересоваться спасение мира. Бэннер, в отличие от прочих супергероев, не способен управлять своим альтер-эго. И, всякий раз проходя через процедуру превращения, он не знает, окажется ли мир спасен, или же будет им самим разрушен до основания.

В 1963-м году в жизни Халка состоялись три крайне значимых события. Во-первых, закрылся комикс The Incredible Hulk. Читатели восприняли серию в целом положительно, но выходившая параллельно «Фантастическая четверка» нравилась им заметно больше. Халк, бесспорно, заинтересовал читателей, но скорее как уникальный персонаж, а не как герой данного конкретного комикса. И практически все они мечтали узнать, что же случится, ежели Халку придется схлестнуться с другими супергероями. Кроссоверы вообще всегда привлекали читателей возможностью сравнить силы любимых персонажей на официальном уровне, но заставить сражаться друг с другом хороших парней было, как правило, довольно непросто. Халк же с его вспыльчивой натурой, неукротимым нравом и страстью к массовым разрушениям для таких затей подходил идеально. Так что буквально в том же месяце, когда вышел последний номер The Incredible Hulk, наш несокрушимый герой нанес визит в мир Фантастической Четверки, где некий коммунистический негодяй саботировал запуск сверхновой американской ракеты и взвалил бремя вины на Халка. Военные поручили разрулить эту ситуацию Фантастической Четверке, члены которой наперебой хвастались, с какой легкостью каждый из них может разделаться с зеленым монстром. Но Халк сперва от души всем им навешал, а потом (правильно, в другом порядке было бы не так интересно) доказал свою невиновность.

Практически тут же была запущена новая кроссоверная серия комиксов — «Мстители» (The Avengers). Первый номер вышел в сентябре 1963-го года, в нем рассказывалось, как марвеловские супергерои (Тор, Железный Человек, Халк, Оса и Человек-муравей), оказавшиеся по воле случая (точнее в результате козней суперзлодея Локи) в одном месте в одно и то же время, надумали собрать суперкоманду, дабы решать те задачи, которые по одиночке им были не по силам. В процессе формирования этой супергеройской группы Халк успел хорошенько намять бока Железному Человеку и по старой доброй традиции учинить немалые разрушения. Сразу было ясно, что плохо контролирующему свою ярость Халку долго среди героев-праведников не продержаться и весьма скоро наш зеленокожий друг был вынужден покинуть команду.

В течение некоторого времени после закрытия The Incredible Hulk и выхода из состава Мстителей Халк продолжал скитаться по чужим комиксам. И лишь в сентябре 1964-го года он получил сольную ежемесячную серию в рамках марвеловской антологии Tales to Astonish. И именно в рамках этой серии с Бэннером и Халком и случились все те события, которые определили современный образ зеленого громилы. Во-первых, Бэннер полностью утратил способность контролировать свои превращения в монстра: ушел в историю трасформирующий гамма-луч, и отныне ученый начал превращаться в Халка в минуты особого эмоционального потрясения. По сути, монстр стал своеобразным защитным механизмом Брюса Бэннера — всякий раз, когда его пульс начинал зашкаливать, а нервная система переходить в сверхвозбужденное состояние, на свет божий вырывалось неукротимое чудовище. При аналогичных обстоятельствах происходило и обратное превращение Халка в Бэннера. Во-вторых, натура Халка стала более звериной, испарился его приобретенный в старой серии интеллект, ушло умение разговаривать комплексными предложениями. Мысли и речь монстра стали односложными, лишь изредка сквозь них удавалось прорваться — в виде неясных фрагментов и смутных образов — воспоминаниям Бэннера. В-третьих, мир наконец-то узнал, кто скрывался под личиной Халка, что, разумеется, повлекло за собой массу новых сложностей для Бэннера.

В общем, Халк обеими своими зелеными ногами врос во Вселенную Марвел, прижился, приобрел огромное количество поклонников и приготовился сделать мощный прыжок на новый уровень своего комиксного существования.

Халк продолжать

К апрелю 1968-го года Халк полностью захватил власть над ежемесячником Tales to Astonish, который, начиная со 102-го номера, закономерно был переименован в The Incredible Hulk. Сам же Халк к этому времени уже успел стать телезвездой: в 66-м году был пущен в эфир анимационный сериал The Marvel Super Heroes, в рамках которого каждый день демонстрировались три семиминутных эпизода, посвященные одному из марвеловских супергероев (эпизоды про Халка транслировались во вторник). Каждая из серий представляла собой практически дословное воспроизведение одноименного выпуска комиксов с закадровым голосом и анимированными движениями губ. То есть, фактически, это была последовательность напрямую вырезанных из комиксов статичных картинок с минимальным ксерографическим анимированием. Даже по тем временам это выглядело довольно нелепо, зато было очень близко к духу оригиналов и нравилось детям.

Чуть раньше случилось еще одно знаковое событие, связанное с Халком. Журнал Esquire проводил опрос среди американских студентов, разделяющих радикальные политические взгляды. Молодые люди должны были назвать наиболее воодушевляющих их революционеров. К огромному удивлению организаторов опроса, помимо вполне ожидаемых Че Гевары и Боба Дилана в верхнюю часть списка попал и Халк. Несколько позднее наш зеленый друг еще раз подтвердил свою близость нонконформистским слоям общества, угодив в 1971-м году на обложку журнала Rolling Stone.

Причина, по которой Халк нравился одновременно и малым детям, и радикально настроенным интеллектуалам, очевидна. С одной стороны он был всесильным героем, способным ударом кулака рушить скалы, выдерживать чудовищные взрывы, в одиночку останавливать армии и сокрушать любых злодеев, а с другой являлся жертвой системы предрассудков, ксенофобии, людской неблагодарности и глупости. Сколь бы славны и велики подвиги Халка ни были, его все равно продолжали бояться и ненавидеть. На него велась непрекращающаяся охота, в которой нередко участвовали его бывшие друзья и коллеги по супергероическому цеху. Халк не шел на компромиссы, не признавал ничьей власти, плевал на авторитеты. Но при этом всегда хотел мира и покоя, хотел, чтоб его перестали преследовать и травить. Крайне символично, что суперзлодеи поставили на конвейер следующий метод вовлечения Халка в конфликты: достаточно было где-нибудь что-нибудь разрушить, как тут же все подозрения падали на нашего зеленого монстра. Начиналась охота, и Халк вынужден был отвечать единственным доступным ему методом — насилием, что, естественно, только сильнее ярило его гонителей. А ведь, помните, там еще есть и несчастный Бэннер, который вообще добрейшей души парень, угодивший помимо своей воли во всю эту передрягу…

Оставим, впрочем, на время лирику и вернемся к летописи приключений нашего буйного героя. В течение 70-х комикс The Incredible Hulk стремительно набирал популярность, столь же стремительно росла и слава самого Халка. Примерно в это же самое время телевидение начало активно эксплуатировать образы известных супергероев: одна за другой на малые экраны выходили адаптированные версии популярных комиксов. Не избежал этой участи и Халк: в 1977-м году на CBS стартовал телевизионный сериал The Incredible Hulk. Концепцию, идею и сценарий постановки целиком и полностью придумал телепродюсер Кеннет Джонсон (будущий создатель культовых фантастических телесериалов V и Alien Nation). Первые два эпизода телесериала носили статус пилотных, длились по полтора часа каждый и этой причине нередко выдаются по сей день за полнометражное кино. Так что если вдруг откопаете где-то фильм The Incredible Hulk, датированный 77-м годом, знайте — это первый эпизод длинного телесериала.

В процессе телеадаптации доктор Брюс Бэннер почему-то превратился в Дэвида Бэннера (Джонсон рассказывает, что сделано это было для того, чтоб уменьшить параллели между комиксов и сериалом, то есть, раз разные имена, значит, и персонажи разные; а исполнитель роли Халка Лу Ферриньо утверждает, что случилось это потому, что руководство канала впало в безумие и сочло имя Брюс «слишком гейским»). Изменилась и история появления зеленого монстра: согласно телесериалу, доктор Бэннер изучал причины, по которым люди в момент сильнейшего стресса и выброс адреналина способны творить немыслимые вещи (поднимать многотонные плиты и совершать титанические прыжки). В ходе эксперимента он установил, что происходит это из-за воздействия солнечной гамма-радиации. Сделав этот вывод, Бэннер решил провести эксперимент на себе, но получил чересчур большую дозу гамма-облучения и в результате начал в моменты гнева непроизвольно обращаться в громилу Халка. Отсюда и стартуют растянувшиеся на 5 сезонов (и три последовавших за ними полнометражные телефильма) поиски Бэннером лекарства от своей загадочной «болезни» и попытки совладать с живущим внутри него зверем. Интересно, что большинство научно-фантастических элементов оригинального комикса было сведены к нулю: исчезли суперзлодеи и их невероятные изобретения, инопланетные создания и несокрушимые роботы, выходцы из других миров и всяческие мистические твари. Телевизионными врагами нашего героя становились, как правило, обычные «человеческие» негодяи в спектре от гопников и мошенников до маньяков.

В 77-м году марвеловское подразделение Curtis Magazines запустило черно-белый журнал The Rampaging Hulk, в котором принялась публиковать истории о приключениях Халка, происходивших в промежутке между последним выпуском самой первой серией комиксов The Incredible Hulk и появлением нашего зеленого друга в Tales to Astonish. Затея не удалась, и после 9-го выпуска журнал внезапно сделался цветным и переименовался в The Hulk! Вместо «потерянных» историй о Халке-шестидесятнике, в нем начали печатать комиксы по мотивам упомянутого чуть выше телевизионного сериала. И вновь получилось не очень. Тогда создатели, (отлично, очевидно, понимавшие, чего же хочет их читатель) вновь сделали журнал черно-белым. Агония, по счастью, продолжалась недолго, и на 27-м выпуске журнал отдал концы. А чуть позднее Марвел своими же собственными бумажными руками додушил увечное дитя: в 269-м выпуске основного халковского комикса обнаружилось, что публиковавшиеся в журнале истории были выдуманы для развлечения инопланетной детворы, то есть никогда в марвеловской реальности не происходили.

В 1980-м году уставший перманентно скрываться и сражаться доктор Бэннер решил навестить свою кузину. Так начался комикс The Savage She-Hulk. Врезка на первой его странице гласила, что называть доктора можно и Брюс, и Дэвид, и даже, ежели уж очень захочется, Боб, из чего можно сделать вывод, что комикс рассчитан был не только на старую «бумажную» аудиторию, но и на тех читателей, которые Халка знали исключительно по телесериалу (собственно, и создавался персонаж для того, чтоб авторы телесериала не смогли первыми придумать какую-нибудь халкобабу и заполучить, тем самым, на нее все права). Согласно сюжету The Savage She-Hulk, кузину доктора Бэннера подстрелили негодяи, и наш герой вынужден был перелить ей часть своей крови. В результате чего она тоже принялась превращаться в здоровенного зеленого монстра (куда как более симпатичного, следует признать, чем брат). К удивлению многих героиня пришлась ко двору и, пережив родную серию, стала частенько появляться в других марвеловских комиксах.

В 1982-м году закончился уже неоднократно упоминавшийся телесериал, и дабы свято место не пустовало, канал NBC немедленно запустил анимационный цикл The Incredible Hulk. Мультсериал, в отличие от своего «живого» собрата, был куда как более близок к сюжету первоисточника: Бэннеру вернули его законное имя и историю, вернулись суперзлодеи, сюжетные персонажи и изрядная часть фантастического наполнителя. В итоге получился, если закрыть глаза на несущественные мелочи (вроде, например, того, что по цензурным соображениям Халк, облаченный в одни лишь драные красные штанишки, в момент трансформации все время обращается в полностью одетого Бэннера), вполне приличный мультипликационный сериал про нашего зеленого друга.

В течение всего этого времени, разумеется, продолжала выходить основная халковская серия The Incredible Hulk. На смену ветерану Стэну Ли пришли другие писатели, потом сменились и они. Закончился Серебряный век, ему на смену пришел век Бронзовый, который плавно перетек в эпоху модерна. Халк и Брюс Бэннер старательно проходили сквозь все стадии трансформации. В мир комикса, шелестя сухой кожей по страницам, змейкой проник психоанализ, и у доктора Бэннера обнаружились многочисленные психические отклонения, сопровождавшие его еще с младых ногтей. Задолго до того, как гамма-лучи пробудили в нем Халка, у доктора, оказывается, уже были все предпосылки для диссоциативного расстройства личности. Состоявшиеся впоследствии разделение и Халка и Бэннера (да-да, некий гениальный психиатр таки ухитрился разрезать неделимое) и повторное их слияние ситуацию лишь усугубило. Из недр подсознания на волю выползла еще одна личина: хитрый, жестокий и циничный Джо Фиксит (серый Халк). Еще одно психиатрическое вмешательство привело к возникновению нового стабильного персонажа, обладающего умом и сознанием Бэннера и внешностью и силой Халка.

Параллельно со всеми этими событиями разрастался и марвеловский мультиверсум (совокупность различных версий вселенной Марвел), разумеется, в большинстве из них появлялся и собственная версия Халка. Так, например, в одной из версий будущего Халк, накачавший по самое горло радиацией, обратился в безумного диктатора-суперзлодея Маэстро. В футуристической вселенной Marvel 2099 в результате серьезного сбоя при проведении эксперимента по воссозданию Халка, новым зеленым монстром стал исполнительный продюсер местной киностудии, планировавшей снимать кино про нашего героя. А в Marvel Zombies и Халк, и Бэннер сделались зомби. Огромное количество халков всех мастей, настроений и повадок странствовало и странствует по сей день по бескрайним просторам мультиверсума, и многие из них достойны не только упоминания, но и подробного рассказа, но, увы, мы никак не может забить весь журнал одним лишь зеленым дебоширом. Посему мы вынуждены ехать дальше, туда, где в век высоких технологий Халк надумал скрыться от террора и нападок, в прекрасный мир игр и кино.

Халк смотреть и играть

Хронологически первой игрой с участием Халка стала Questprobe featuring The Hulk (или просто The Hulk), квест, разработанный компанией Adventure International в рамках их серии игр, посвященных различным марвеловским персонажам. Версии игры для практически всех существовавших в то время настольных компьютерных систем вышли в 1984-м году и, в общем и целом, никого, кроме отдельных поклонников Халка, не впечатлили. От игрока требовалось, управляя посредством текстовых команд (как то собственно, и было принято в текстовых квестах тех времен) Халком и Бэннером, собирать драгоценные камни и складировать их в специальное место. В процессе блуждания по миру, нашему дуэту предстояло встретиться с уймой опасностей (одна из наиболее страшных, как показала игровая практика, — муравьи) и головоломок. Среди сонма аналогичных квестов игра несколько выделялась тем, что у нее была графика (статичная картинка, под которой следовало вводить команды) практически для каждой из сцен, но сейчас, понятное дело, достоинство это вряд ли может побудить кого-то начать играть в Questprobe featuring The Hulk.

Десять лет спустя, в 1994-м году, уважаемый Халк засветился в игре с невероятно оригинальным названием The Incredible Hulk. Это был достаточно бодрый консольный экшн, в ходе которого нашей зеленой машине разрушений предстояло схлестнуться с одним из своих старейших врагов Лидером и пачкой его подручных.

К почтенной профессии крушиломателя Халк вернулся два года спустя в трехмерном экшне The Incredible Hulk: The Pantheon Saga. Любой правоверный поклонник комиксов о Халке, едва завидев название, сразу догадался бы, что на сей раз зеленому громиле придется иметь дело с божественной группировкой Пантеон (состоящей исключительно из различных мифологических божеств). Сюжету этому в свое время было посвящено немало выпусков оригинального комикса. Увы, поклонников придется разочаровать: авторы игры позаимствовали лишь персонажей, а историю, вообразив себя куда талантливее марвеловских писателей, придумали сами. В The Incredible Hulk: The Pantheon Saga похищенному Пантеоном Халку сперва предстояло намять божественные бока своим похитителям (тем самым, как ни странно, переманив их на свою сторону), а потом уже начать в промышленных масштабах ломать кости суперзлодеям. Сюжет, кстати говоря, был далеко не самым слабым местом The Pantheon Saga: игра не блистала ни звуковым оформлением, ни визуальными красотами.

В 2003-м в жизни Халка состоялось крайне значимое событие: его наконец-то позвали в большое кино. Первые варианты сценария кинофильма о Халке стали появляться еще в начале 90-х годов. Среди прочих была, например, и история Джонатана Хенсли (сценариста «Джуманджи», третьего «Крепкого орешка» и «Армагеддона»), в которой Халку предстояло драться с созданным Бэннером человеконасекомым, скомбинированным из человека, муравья и таракана. Доработкой сценария занимался Джей Джей Абрамс (батюшка «Лоста» и нового полнометражного «Звездного Пути»). Фильм по этому сценарию вошел в предпроизводственную стадию в 1998-м году: были созданы образчики грима, модели персонажей, даже часть компьютерных эффектов. И когда уже было потрачено более 20 миллионов, оказалось, что бюджет картины однозначно перевалит отметку в сто миллионов долларов и, скорее всего, устремится в бесконечность. Проект немедленно был заморожен, а сценаристы отправлены в отставку. На освободившееся место уселся Майкл Франс (работал над «Скалолазом» и «Золотым глазом»), который и сочинил историю, легшую в основу будущего фильма.

Режиссером картины был назначен тайваньский режиссер Энг Ли, парой лет ранее поставивший фильм «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» (через два года после «Халка» он снимет «Горбатую гору»). Сценарий Франса частично базировался на событиях, случившихся с Бэннером в раннем детстве (его систематически избивал алкоголик-отец, а потом и вовсе убил у Бэннера на глазах его мать). Ли, желавший снять фильм вообще без суперзлодея и планировавший по артхаусной привычке сделать сюжетообразующим внутренний конфликт главного героя, зубами вцепился в этот концепт и выволок его на первый план. В итоге получилась ни рыба, ни мясо: старательно распихав по сюжету оригинальных комиксных персонажей, изучив под микроскопом причины и последствия психологической травмы Бэннера, рентгеном высветив весь его внутренний мир, Энг Ли забыл самое главное — сделать фильм интересным. Собственно, интересным «Халк» становится исключительно в сценах со спецэффектами (которые, следует признать, сделаны очень изобретательно), все остальное время он вызывает откровенную тоску. «Халк» Энга Ли вполне заслуженно провалился в прокате, собрал ряд негативных отзывов от зрителей и кинокритиков и чуть было не похоронил кинематографическое будущее нашего зеленого монстра.

Весьма занятно, что в том же 2003-м году за месяц до выхода на экраны «Халка» Энга Ли в рамках масштабной рекламной кампании была выпущена игра Hulk. Она не имела практически ничего общего с фильмом и довольно близко следовала сюжетным линиям оригинальных комиксов. Наш зеленый герой, жаждавший скинуть с себя тяжелое бремя превращений, разыскивает некую гамма-сферу, способную «откачать» радиацию из тела Брюса. Сферу эту изобрел друг и наставник Брюса — доктор Крауфорд. Но когда счастье оказывается на расстоянии вытянутой руки, Крауфорд предает Халка и использует энергию сферы для того, чтоб превратить себя в Реведжа, халкоподобного монстра, обладающего больше силой и интеллектом. Несложно догадаться, кому теперь придется разгребать авгиевы конюшни. В процессе разгребания выяснится, что за всем этим бардаком стоит извечный враг нашего зеленого героя — суперзлодей Лидер и придется столкнуться с прорвой прочих марвеловских меганегодяев, включая Полураспада, Безумца и Флакса. В целом, Hulk — приличный трехмерный экшн с крайне зрелищными боями и красивыми видеороликами.

В 2005-м году на консолях шестого поколения вышла игра The Incredible Hulk: Ultimate Destruction, авторы которой настолько прониклись любовью Халка к двум незатейливым забавам — «ломать» и «крушить», что дали протагонисту возможность ломать и крушить практически все, что попадается под руки. Огромный открытый и что крайне важно разрушаемый мир, возможность использовать подручные материалы в качестве оружия, отменная хореография боев, идейная близость к сюжетам комиксных первоисточников и прорва марвеловских злодеев сделали The Incredible Hulk: Ultimate Destruction одной из лучших игр с участием марвеловских персонажей. Почитателям Халка, поклонникам трехмерных экшнов, да и вообще всем геймерам игру стоит посмотреть в обязательном порядке.

Провал «Халка» Энга Ли оставил будущее восходящей зеленой кинозвезды под вопросом. Universal Pictures не горели особым желанием делать сиквел фильма и, судя по всему, намеренно решили в оговоренные контрактом сроки новый фильм не выпускать. Права на персонажа вернулись к Marvel Studios, марвеловскому подразделению, специализирующемуся на кино и телевидении. Боссы Марвел как раз надумали начать свой собственный полный кинопроизводственный цикл и принялись собирать распроданные по всему свету киноправа на своих героев. Тогда же родилась идея создать в рамках марвеловского мультиверсума отдельную вселенную под события всех запланированных фильмов. Вселенная эта впоследствии получила название Marvel Cinematic Universe.

Первым фильмом в рамках этого амбициозного проекта стал «Железный человек», ну, а затем уже пришла очередь «Невероятного Халка». Разумеется, и речь не могло быть о том, чтобы делать сиквел предыдущего фильма: слишком уж сильно посекли его создатели марвеловский канон. Единственным разумным решением был перезапуск. В режиссерское кресло сел молодой специалист по экшнам Луи Летерье, сценарий написал Зак Пенн, собаку съевший на супергероических фильмах. На главную роль был приглашен Эдвард Нортон, чье субтильное телосложение и специализация на невротичных персонажах делала его идеальным Бэннером позднего комиксного периода. Сюжет фильма представлял собой довольно искусную выжимку из оригинальных комиксов о Халке с отдельными удачными заимствованиями из телесериала 70-х. Отягощенный своим разрушительным альтер-эго Бэннер вынужден скитаться по земле, пытаясь удерживать живущего внутри него зверя под контролем и скрываясь от постоянно ведущейся на него охоты. Но когда у Брюса появляется шанс исцелиться от своей халкозависимости, он возвращается в США, где сталкивается не только со своей бывшей возлюбленной, но и с созданным в результате халатности военных монстром Мерзостью (Abomination).

Весьма интересной чертой фильма является то, что создатели решили не тратить время зрителей рассказом о том, как появился на свет Халк, а оставить эту информацию за кадром, что позволило эффективно сэкономить время на развитие основной сюжетной линии. Кстати, Халк из марвеловской киновселенной появился на свет почти так же, как и Халк из Ultimate Marvel (запущенного в 2000-м году импринта, в котором представлены новые, осовременненые версии марвеловских супергероев, свободных от длинных сюжетных хвостов предыдущих комиксных веков): не взрыв Гамма-бомбы сделал Бэннера сожителем Халка, но проводимые им эксперименты по воссозданию утерянной вакцины, сделавшей в свое время из доходяги Стива Роджерса Капитана Америка.

В целом «Невероятный Халк» образца 2008-го получился вполне пристойным, закономерно собрал хорошую кассу и получил неплохие отзывы как зрителей, так и кинокритиков. Чего, конечно, не скажешь о вышедшей практически одновременно с фильмом одноименной игре. Тупой и безнадежно вторичный по отношению к киноверсии экшн скрашивала лишь возможность активно крушить и ломать все попадающиеся под руки объекты и головы.

Создатели «Невероятного Халка» наперебой обещают сиквел фильма, который, скорее всего, начнут готовить уже после выхода на свет «Мстителей». В «Мстителях», кстати говоря, Халк тоже будет фигурировать. Впрочем, о них у нас еще будет возможность поговорить. В настоящий момент времени Халк, пережив в рамках основной марвеловской вселенной прорву приключений (среди которых, например, изгнание в космос, закончившееся довольно плохо для самих «изгонятелей», или получение контроля над одним из семи упавших на Землю божественных молотов), обзаведясь суровым сыном Скааром и сверхбрутальным оппонентом Красным Халком (им стал один из старейших знакомых нашего зеленого друга), продолжает жить, выживать и врагов наживать. Так пожелаем же ему удачи в этом нелегком деле и будем искренне надеяться, что славные деяния нашего зеленого товарища заставят нас в недалеком будущем вновь с восхищением вспомнить о нем.

Давай, Халк, круши-ломай!





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    Младший из Боллов, в тот момент, когда первый ангел прижался губами к его щечке, плюнул на белоснежные одежды небожителя, а затем, на глазах у удивленной очереди, запихал себе в рот пару райских птичек.

    [ читать полностью ]