Статья написана: Август, 2009
Автор: Дмитрий Лопухов
Годзилла, король монстров: эпоха первая

Пауки и терминаторы

Все придуманные людьми монстры делятся на две базовых категории. Первая — чудища, чьи корни зиждутся в естественных человеческих страхах — боязни смерти, темноты, одиночества, голода и холода. Вторая — страшилища, рожденные боязнью неизведанного — того, что вторгается в жизнь извне, приносимое научным или техническим прогрессом и противоречащее всему тому, к чему привык консервативный разум толпы. Классический пример чудовища первой категории — вампир, в котором сплелись наши боязнь смерти, страх темноты и неприязнь к кровососущим паразитам. Эталонный пример страшилища категории второй — монстр Франкенштейна, созданный самоуверенным ученым в его попытке стать полноправным Творцом. Дракула пугает человека, обращаясь к страхам, которые остались вместе с ним с тех стародавних времен, когда предки наши ютились в пещерах, боялись ночных тварей, не понимали сути болезней и вообще мало походили на властителей Земли. Страхолюдина же, созданная Генри Франкенштейном, пугает своей непредсказуемостью, чуждостью всему человеческому, невыносимым безразличием к людским правилам, нормам и обычаям. Страх перед плодами прогресса — это тот самый страх, который пришел к человечеству, когда оно принялось прокладывать себе тропу к владычеству земному. Люди сперва боялись огня, потом железных топоров, затем дрожали от чудовищного величия паровозов, потом опасались бунта компьютеров и генетики, а после назначили одними из главных своих врагов Большой адронный коллайдер и ГМО.

Чудища первого и второго типа всегда шли рука об руку, время от времени вступая в связь и порождая разнообразных полукровок. Первоначально доминировали первые, вторые лишь время от времени казали из-за их спин свои хитрые мордашки. Но по мере ускорения темпов научно-технического прогресса вторые стали набирать силы. Чем больше всяких штуковин изобретал человек, тем глубже в тень отходили естественные страхи, и тем значимее и актуальнее становились ужасы неизведанного. Собственно, к настоящему моменту времени соотношение составляет, наверное, 1 к 9, и эта единичка набирается за счет перерождений монстров старой школы и экранизаций готических романов и древних хорроров. Подавляющее большинство современных монстров имеют техногенный генезис, они прилетают с других планет, имеют электронные мозги или вообще обитают в виртуальном пространстве. Прогнулся даже традиционный японский кайдан (истории о призраках), обзаведшийся приставкой «нео-» и вместо бамбуковых зарослей начавший выпускать призраков с фотопленки, веб-сайтов и телеэкранов.

Впрочем, вовсе не космические полеты и не появление телевизоров и компьютеров стало переломным моментом в дружеской междоусобице «естественных» и «прогрессорских» чудищ. В августе 45-го стало очевидно, что страх перед порождениями научно-технического прогресса, в отличие от боязни темноты и покойников, вовсе не эфемерен и не является забавным рудиментом. Рухнувшие на Хиросиму и Нагасаки «Малыш» и «Толстяк» недвусмысленно указали на то, что у техногенных монстров действительно есть зубы. А погибшие в результате бомбардировок сотни тысяч людей помогли человечеству осознать, что зубами эти монстры могут не только угрожающе сверкать и клацать, но и кусать и рвать на части.

Пламя, сожравшее японские города, дало жизнь одному из самых великих (как в плане известности, так и в плане сугубо размерном) монстров в истории кинематографа. Ужас, страх и паника, порожденные ядерной катастрофой, отпечатались на японцах как тени сгоревших во взрыве людей на стенах зданий Хиросимы. И именно жителям Японии было самой судьбой суждено придумать самого чудовищного из монстров прогресса, пробудившегося из-за взрывов водородных бомб радиоактивного динозавра Годзиллу.

Динозавр из водородной бомбы

В 52-м году был в четвертый раз выпущен на большие экраны «Кинг Конг» и вновь собрал крайне внушительную кассу. Японцам фильм понравился невероятно, и именно тогда у местных киноделов появилась мысль снять кино про то, как гигантский монстр крушит города, сеет хаос и гробит людей тысячами. По понятным причинам подобный фильм должен был вызвать максимальный зрительский отклик (так же как, например, советского зрителя не оставлял равнодушным образ падающего как гром среди ясного неба на Русь Кащея из киносказок) в Японии.

Сценаристы студии Toho, которой в будущем предстояло стать главным рассадником годзилл, перебрали уйму разных вариантов монстров. Однако все они браковались. Собственно, в самом названии чудища слышны отголоски тех творческих терзаний. Godzilla — транслитерация японского слова Gojira, получившегося в свою очередь из сложения двух слов: Gorira и Kujira. Первое означает «горилла», второе — «кит». То есть, можно предположить, каким первоначально видели создатели фильма своего питомца.

И тут как нельзя более кстати подоспел американский фильм ужасов «Чудовище с глубины 20000 морских саженей» (The Beast from 20,000 Fathoms) Юджина Лоури. В картине этой на Нью-Йорк напал доисторический динозавр, сто миллионов лет просуществовавший в обличии эскимо, но разморозившийся в результате испытаний ядерного оружия в Северном полярном круге. «Вот оно!» — прошептали восхищенные японские киноделы и немедленно сочинили своего собственного динозавроподобного монстра.

Никаких вопросов о том, что могло бы стать причиной появления Годзиллы, не было и быть не могло. Однако ж, не вполне было ясно, как следовало появление это обставить. На помощь киноделам в который уже раз пришла случайность. В феврале 54-го года японское рыболовное судно «Счастливый Дракон» оказалось близ того самого места, где проводились ядерные испытания. Корабль пережил это безо всякого для себя вреда, а вот экипаж получил немалую дозу радиоактивного облучения. Впоследствии это вылилось в ряд весьма неприятных последствия для здоровья несчастных рыбаков, а один из них даже скончался. Японцы восприняли эти события близко к сердцу.

Во время усиленного мозгового штурма (боссы Toho требовали немедленно подать им фильм) один из сценаристов случайно наткнулся на газетную статью о судьбе «Счастливого Дракона». Прочитав ее, он понял, что история эта и будет идеальным фундаментом для грядущей кинокартины. Одолженный из «Чудовища с глубины 20000 морских саженей» концепт атомного динозавроподобного монстра вписывался в нее как нельзя более удачно.

Следующим пунктом на повестке дня стоял вопрос о внешнем виде чудища. Режиссеру Исиро Хонде безумно нравилась стоп-моушн анимация, с помощью которой были оживлены Кинг Конг и динозавр с глубины 20000 морских саженей. Такую же технологию он жаждал применить и для своей «Годзиллы». Боссы Toho, прикинув стоимость и трудоемкость процедуры, схватились за головы и повелели Хонде забыть об этих бреднях. Решено было нарядить в шкуру чудища одного из актеров и заставить его топтать и крушить картонные домишки. С этой целью был сделан очень крутой и весьма реалистичный (по мнению экономных начальников Toho) костюм, который вскоре пришлось полностью переделать — слишком он оказался тяжелый и плотный, актер с трудом стоял в нем, а двигаться и вовсе не мог. Вторая версия шкуры была эластичнее и значительно легче, но мучений исполнителю роли Годзиллы все равно доставила немало. Кстати, один из ранних вариантов дизайна монстра предполагал, что голова у него будет приплюснутая, вроде как шапка гриба (чтобы у зрителя возникла ассоциация с «ядерным грибом»). Ну, а мастер по визуальным эффектам Эйдзи Цубурая и вовсе видел сперва Годзиллу как гигантского осьминога.

900 тысяч долларов (весьма немалые по тем временам, особенно для Японии, деньги) было потрачено на съемки «Годзиллы». Фильм «Чудовище с глубины 20000 морских саженей» обошелся Warner Bros. в 210 тысяч, и это притом, что содержал дорогостоящую стоп-моушн анимацию. В общем, средства были вложены солдиные, и создатели закономерно рассчитывали, что они окупятся и принесут более-менее пристойную прибыль. Однако того, что произошло на самом деле, не ожидали даже самые оптимистично настроенные инвесторы. Фильм стартовал в кинотеатрах в ноябре 54-го года и очень быстро стал абсолютной сенсацией. Зрители лавинами текли в кинотеатры, не брезгуя смотреть «Годзиллу» по несколько раз. Легенда рождалась под звон осыпающихся на бизнесменов из Toho монет.

Согласно сюжету картины, в результате испытаний водородной бомбы, спавший на дне моря в течение миллионов лет древний ящер проснулся и принялся всячески безобразить — ломать корабли, топтать прибрежные деревни, сжигать коммуникации. Представители властей возжелали сокрыть Годзиллу от общественности (не очень понятно, как планировалось прятать от людей буйного пятидесятиметрового ящера), дабы избежать международного скандала, но пресса отстояла право народа на получение правдивой информации (очень показательный момент, наглядно отразивший произошедшие в послевоенном японском обществе перемены). Все японские войска были немедленно брошены на усмирение буйного динозавра, который, благодаря контакту с радиоактивными изотопами стронция, обучился пыхать огнем, и потерпели поражение. Годзилла крушил всех и вся, выжигал целые кварталы, убивал, калечил. Победить монстра удалось лишь благодаря доктору Сэридзаве, изобретшему чудовищное оружие — уничтожитель кислорода. Ученый, героически пожертвовав собой, отправил монстра на тот свет (спалив заодно и большую часть местной морской живности).

Несмотря на развлекательный статус фильма, проблемы в нем поднимаются серьезные и сложные. Во-первых, красной нитью через все киноповествование проходит тема опасности ядерного оружия. Годзилла, пробудившийся в результате взрывов водородных бомб, и превративший затем Токио в мертвый выжженный город, — лишь эффектный посредник между настоящим убийцей и его жертвами. В фильме нет ни одного отрицательного персонажа, даже сам монстр — вовсе не безжалостный злодей, но аналог стихийного бедствия, землетрясения или тайфуна, убивающего и калечащего всех без разбора. Единственная же причина всего этого ужаса — ядерное оружие.

Вторая тема — ответственность человека за свои поступки. Сэридзава, изобретший оружие, сопоставимое по мощи с ядерным, понимает, что последствия от его применения могут быть фатальными для человечества и предпочитает уничтожить все плоды своих многолетних трудов. Более того, осознавая, что сам он, Сэридзава, обремененный страшным знанием, представляет потенциально не меньшую угрозу, чем Годзилла, убивает себя вместе с монстром. Погибая одновременно с чудовищем, Сэридзава, тем самым, совершает символический акт искупления «водородного греха» (уж простите мне эту игру слов), разделяя с ним, будучи ученым и изобретателем оружия (пусть и не ставшим причиной гибели ни одного человека), ответственность за гибель тысяч своих сограждан.

Самые главные слова в фильме звучать в самой его концовке, в момент скорби по принесшему себя в жертву Сэридзаве и по тысячам погибших и покалеченных во время нашествия монстра людей. Профессор палеонтологии Яманэ, гуманист и пацифист, человек, считающий, что наука должна служить только лишь на благо человека, говорит: «Если эксперименты с ядерным оружием будут продолжаться и дальше, то монстры, подобные Годзилле, будут появляться снова и снова…» Тем самым недвусмысленно выводя основную мысль фильма и… обрекая его на бесчисленные продолжения. Ибо сколь бы глубока и умна ни была мысль любого «фильма со спецэффектами», через час после выхода из кинотеатра она, даже будучи понятой и осознанной, обречена осесть на задворках памяти. А вот впечатления от полученного зрелища будоражить разум будут еще очень и очень долго. Титанический монстрюга, топчущий дома, сжигающий танки, давящий людей и превращающий крупный мегаполис в манную кашу, — картина эта поразила японцев. Не забывайте, жанр «фильмы о гигантских монстрах» в те годы только-только начинал зарождаться, а специальные эффекты были невообразимо далеки от нынешних стандартов. Ну и, кроме того, близость тематики — разрушение не какого-то там далекого Нью-Йорка, а родного и любимого Токио — в разы повысила популярность картины.

Когда динозавр был маленький…

Удивительная штука обнаруживается во время публичных обсуждений первой «Годзиллы» на русскоязычных ресурсах: люди неожиданно выясняют, что смотрели разные фильмы. Названия одинаковые, сюжетная линия тоже, а вот детали разнятся кардинально. Как правило, дискуссии подобные заканчиваются либо признанием того, что одна из спорящих сторон что-то перепутала, либо списанием всех этих различий на «этих загадочных» японцев. А ведь на самом деле никто ничего не перепутал, и загадочные японцы ни в чем не виноваты. Первая «Годзилла» действительно существует в двух разных версия: снятый в 1954-м году Исиро Хондой оригинал и американская адаптация, вышедшая в 1956-м. Под адаптацией в данном случае подразумевается вовсе не наложение дубляжа, транслитерация имен и добавление новых титров. Американские правообладатели посчитали, что в японском своем виде «Годзилла» местных кинофилов не устроит, и решили… частично ее переснять. Справедливо рассудив, что зрителя огорчит не шибко быстрый темп повествование и отсутствие героического протагониста, с которым можно будет себя идентифицировать на протяжении всей картины, боссы компании Jewell Enterprises выкинули из более чем полуторачасового фильма 40 минут оригинального материала и добавили 20 минут нового. В течение одного дня (!) были отсняты многочисленные сцены, повествующие о прибытии американского журналиста Стива Мартина (его сыграл Рэймонд Берр) и его постепенном «знакомстве» с ящером. Затем все эти эпизоды были монтажными средствами вкручены в фильм (весьма качественно, кстати говоря, особенно с учетом того, что с момента выхода оригинала к тому времени прошло целых два года). Сам же оригинал был основательно порезан (помимо повествовательных сцен умерщвлению подверглись и просто «нежелательные» моменты, вроде упоминаний о Хиросиме и Нагасаки). Изменилось и название фильма: из просто «Годзиллы» оно превратилось в «Годзиллу, короля монстров!» (Godzilla, King of the Monsters!) В таком виде фильм и был показан в США, а потом, когда начали появляться видеомагнитофоны и иная техника для просмотра фильмов дома, расползся по всему свету.

Когда в результате естественных процессов, сопровождающих перемещение видеокассет и прочих носителей из рук в руки, оба фильма стали называть одинаково, и американская адаптация ошибочно разделали год выпуска с японским оригиналом, тогда и началась путаница. Благодаря многочисленным пиратским изданиям и различным самоделкам путаница эта усугубилась, и люди (в особенности наши сограждане), далекие от всех этих «годзильских» тонкостей, запутались. Распутывается, правда, клубок этот предельно просто: если виденный вами фильм начинался (вне зависимости от названия, года выпуска, вступительных титров и языка диалогов) с видов сожженного Токио (в оригинальной «Годзилле» эти кадры показываются в заключительной трети), то вы смотрели американскую адаптацию. Она изрядно уступает оригиналу и имеет ряд отступлений от канона. Японская же «Годзилла» начинается со сцены сожжения монстром корабля (само чудище при этом не показывается). И начинать свое знакомство с радиоактивным динозавриком (если вы еще не) следует именно с нее. Ну, а американскую адаптацию можно посмотреть в качестве факультатива.

Разобравшись с иноземными двойниками нашей ящерки, возвращаемся к канонической хронологической линии. Сумасшедший успех «Годзиллы» убедил бизнесменов из студии Toho в том, что у фильмов про гигантских монстров в Японии будущее есть. И будущее это решено было начать приближать наискорейшими темпами. Буквально за полгода было снято продолжение «Годзиллы» — фильм «Годзилла снова нападает» (Godzilla Raids Again, 1955). Увы, спешка самым негативным образом отразилась на общем качестве киноленты: сценарий был явно написан на коленке, общий антивоенный и гуманистический посыл картины бесследно растворился в экшне, логичность первого фильма (относительная, разумеется) испарилась. Впрочем, историческая ценность картины Мотойоси Оды, сменившего на режиссерском посту Исиро Хонду, заключается вовсе не в кинематографических каких-то достижениях и красотах. В фильме «Годзилла снова нападает» титульному монстру подыскали равногабаритного оппонента, и именно их разрушительному мордобою создатели и посвятили большую часть хронометража. Впоследствии именно драки между гигантскими чудищами и сделались главным козырем японского фантастического хоррора. Кстати говоря, фирменная фишка фильма «Годзилла снова нападает» — изрядно ускоренное воспроизведение драк монстров — получилась благодаря случайности: мастер по спецэффектам Эйдзи Цубурая желал, чтобы поединки динозавров демонстрировались в замедленном режиме, но техник совершенно случайно перепутал рычажки, и изображение получилось ускоренное. Цубурайе понравилось.

Сюжет у картины Мотойоси Оды был таков: предсказание Яманэ из первого фильма сбылось, и испытания ядерного оружие разбудили еще одного Годзиллу, плюс нового древнего ящера — смахивающего на здоровенного ежика Ангиласа. Динозавры сошлись в смертельном бою в Осаке и разрушили большую часть города. Годзилла в итоге победил, Ангиласа загрыз и сжег, после чего отправился по своим делам. Однако этих дел свершить ему не позволили: на заснеженном острове монстра погребли под грудами льда.

Несмотря на том, что зрители фильм йеной охотно поддержали, особо удовольствия он им по понятным причинам не доставил. После чего дельцы студии Toho решили временно поставить производство фильмов о Годзилле на паузу. А в США тем временем активно готовились к полноценной переделке картины Оды: причем на сей раз дело не должно было ограничиваться одним лишь прикручиванием новых «мирных» эпизодов и удалением старых. Согласно планам американских дистрибьюторов, следовало убрать вообще все до единой сцены с японскими актерами, оставив лишь эпизоды с участием монстров. Все сюжетное мясо должно было быть снято заново по новому сценарию (согласно ему, дерущихся монстров должны были с некой загадочной целью перевезти в Сан-Франциско). Более того, продюсерам удалось выпросить у представителей Toho костюмы Годзиллы и Ангиласа, которые планировалась использовать для создания дополнительных сцен. Увы, проект накрылся медным тазом, шкурки монстров кто-то стащил, а сценарий канул в вечность. В 59-м фильм «Годзилла снова нападает» подработали напильником, отдублировали и выпустили в США под названием «Огненный монстр Гигантис» (Gigantis the Fire Monster). Гигантисом Пол Шрайбман, продюсер американской версии, окрестил Годзиллу, ибо надумал убедить зрителей, что им предстоит увидеть совершенно нового монстра. Мистер Шрайбман почему-то решил, что таким образом удастся привлечь значительно больше людей в кинотеатры и впоследствии очень об этом своем решении сожалел.

Годзиллометрия
Точные размеры Годзиллы установить довольно сложно: они изменялись от эпохи к эпохе, кроме того значительно варьировались в американских версиях фильма. В данном случае нас интересуют канонические параметры Годзиллы первой эпохи, посему все поздние инкарнации монстра и иноземные вариации отбросим. Как известно, Годзилл за этот период времени было две штуки: первый погиб в конце фильма «Годзилла», сваренный уничтожителем кислорода, второй же геройствовал на протяжении четырнадцати последующих картин. Параметры у обоих монстров были абсолютно одинаковы: высота — 50 метров, вес — 20000 тонн. Из специальных особенностей первого Годзиллы следует отметить ускоренную регенерацию и умение выдыхать радиоактивное пламя. Второй Годзилла имел куда как больше времени для демонстрации умений, посему достоверно известно, что помимо регенерации и выдыхания пламени, он мог летать (!), используя свое дыхание в качестве реактивного двигателя, и накапливать для использования электрические заряды.

Гидора, главный оппонент Годзиллы в большинстве фильмов первой эпохи, был в высоту около 100 метров и весил 30000 тонн. А Минилла, маленький сынок Годзиллы, ростом был всего лишь в полтора десятка метров и весил от 2-х до 3-х тонн. Мехагодзилла ростом повторял Годзиллу, но при этом весил на 20000 тонн больше.

Собственно, на фильме «Годзилла снова нападает» временно заканчивается серьезная часть истории и начинается форменный кордебалет. В начале 60-х годов в Японию приезжает американский продюсер Джон Бек, вынашивающий идею фильма о драке… Кинг Конга и гигантского монстра Франкенштейна. В США новаторских идей Бека не поняли, и он был вынужден бежать в страну, где здоровенных монстров ценили и любили. Разумеется, на студии Toho, боссы которой мечтали снять фильм о Кинг Конге еще с начала 50-х, Бека приняли с распростертыми объятиями. Правда монстра Франкенштейна немедленно отправили в утиль, протолкнув на его место своего родного Годзиллу. На помойку отправился и старый сценарий, за ним последовали и мечты Бека о стоп-моушн анимации. «Костюмы и только костюмы! У нас так принято», — строго урезонили продюсера боссы Toho. Наконец, добил несчастного Бека мастер по спецэффектам Эйдзи Цубурая, решивший вывести Годзиллу на новый уровень популярности и сделать фильм доступным для более широкой аудитории, включая детей и подростков. В итоге вышедший в 62-м году «Кинг Конг против Годзиллы» (King Kong vs. Godzilla) получился в большей степени комедией, нежели фильмом ужасов, полностью утратив характерную для двух первых фильмов мрачную и гнетущую атмосферу. Согласно сюжету картины, некий хитроумный делец решает поднять рейтинги своей фармацевтической компании и привозит в Японию Кинг Конга. Тем временем американцы случайно пробуждают Годзиллу из ледяного плена, в котором тот пребывает со времен фильма «Годзилла снова нападает». Монстр немедленно берется за свое излюбленное дело — начинает крушить Японию. Тем же самым занимается и Кинг Конг. Некоторое время спустя двух монстров стравливают (спящего Конга на воздушных шариках доставляют к Годзилле), в результате чего после длительного сеанса монстро-каратэ (никаких шуток, Годзилла, например, довольно эффективно использует удары ногами) обезьяна побеждает и уплывает на родной остров. Поверженная Годзилла остается на дне морском и никто не знает, что там с ней случилось.

Фильм стал абсолютным хитом в Японии и вновь поднял интерес к Годзилле до заоблачных высот. Однако Джон Бек, наблюдая за всем этим балаганом, рыдал в батистовый платок. Согласно договору с Toho, он имел право выпустить свою версию фильма для американского проката, и правом этим воспользовался с преогромной радостью. Из картины были выброшены все комедийные моменты, а основная масса «сюжетных» сцен была заменена эпизодами, в которых американский журналист комментирует и анализирует деяния Годзиллы. Кроме того, был полностью изменен саундтрек фильма (Бек позаимствовал музыку из классических американских хорроров) и прикручены несколько эффектных сцен из другого фантастического фильма. Словом, Бек попытался сделать из «Кинг Конга против Годзиллы» полноценный фантастический хоррор.

Отрочество и храбрые деяния

После «Кинг Конга против Годзиллы» фильмы о нашем радиоактивном динозаврике начинают сыпаться как из рога изобилия. В 64-м Исиро Хонда стравливает Годзиллу с другим своим монстром Мотрой (в целом положительной титанической бабочкой, дебютировавшей в 61-м году в персональном фильме Mothra) в картине «Мотра против Годзиллы» (Mothra vs. Godzilla). По итогам единоборства динозавр бабочку побеждает, подло запузырив ей в мордочку огненно-радиоактивным лучем, но вылупившиеся из яйца Мотры личинки мстят за матушку, заплетают Годзиллу в кокон и топят его в океане. В США этот фильм издали под названием «Годзилла против Нечто» (Godzilla vs. the Thing), посчитав что не стоит заранее разочаровывать зрителя и объявлять, что драться динозавру предстоит с бабочкой.

В том же 64-м Хонда снял еще один фильм — «Гидора — трёхголовый монстр» (Ghidorah, the Three-Headed Monster), в котором монстров было уже четыре. Крылатый ящер Родан (его дебют состоялся в 56-м в персональном фильме Rodan), Мотра, наш любимый Годзилла и инопланетный негодяй Гидора, золотой трехглавый дракон. Фильм уникален тем, что наша ящерка в нем впервые оказывается положительным персонажем: после консультаций с Мотрой, Родан и Годзилла решают забыть о своих распрях и помочь человечеству в борьбе с Гидором. И, разумеется, побеждают.

Актуальная на тот момент космическая тематика понравилась зрителям, и в 65-м Хонда снимает прямой сиквел к фильму «Гидора — трёхголовый монстр» — «Великую войну монстров» (Great Monster War). Жители свежеоткрытого спутника Юпитера жалуются землянам, что местный монстр (который впоследствии оказывается Гидором) совсем их затерроризировал и просят одолжить (!) им Годзиллу и летающего ящера Родана, чтобы те, значит, Гидора пацифизировали. Инопланетяне обещают дать человечеству за это лекарство от рака и прочих неизлечимых болезней. Земляне соглашаются, Годзилла и Родан побеждают Гидора. Однако затем обнаруживается, что людей обманули, а инопланетные негодяи взяли всех трех ящеров под контроль и жаждут с их помощью захватить Землю. Разумеется, ничего у них не выходит. И когда в конце концов Родан и Годзилла освобождаются от инопланетного контроля, то прогоняют Гидора и вновь начинают жить в мире и согласии с людьми.

Чем интенсивнее обрастал Годзилла новыми «врагами» и «друзьями», тем идиотичнее писались сценарии и глупее становились фильмы. В 66-м году выходит картина Юн Фукуды «Годзилла против морского монстра» (Godzilla vs. the Sea Monster). Годзилле и Мотре на сей раз пришлось схлестнуться со здоровенным лобстером Эбирой, гигантским кондором Кондра и террористами из организации «Красный бамбук», истязающими жителей родных мотровских островов и производящих тяжелую воду. Фильм этот стал первой в годзилловской истории картиной, не удостоенной права отправиться в американский кинопрокат. В 67-м году права на показ «Годзиллы против морского монстра» были проданы одной из североамериканских телевизионных компаний.

В 67-м Фукуда снимает фильм «Сын Годзиллы» (Son of Godzilla). Годзилла в картине этой обзаводится маленьким сыном — Миниллой, которого старательно обучает всяким годзиловским трюкам (выдыханию радиоактивного пламени и громоподобному рыку). Идиллии всячески мешают новые радиоактивные монстры — Камакурасы, гигантские богомолы, и Кумонга, титанический паук. Впрочем, Годзилла всех побеждает и погружается вместе с сыном в мирную спячку. Жители США наблюдать за душераздирающей схваткой между динозавриками и насекомыми могли лишь на экранах телевизоров, в кино «Сын Годзиллы» не прорвался.

На закате эпохи

…Наметившееся падение интереса к Годзилле опечалило бизнесменов из Toho. Решение вернуть зрителя было принято без промедлений. С этой целью был запланирован грандиозный проект «Парад монстров» (Destroy All Monsters, 1968), в котором должна была появиться без малого дюжина отборных чудищ: Годзилла, Мотра, Гидора, Родан, Горозавр (гигантский динозавр без каких-либо сверхъестественных способностей, дебютировавший в японском фильме «Побег Кинг Конга» 67-го года выпуска), Ангилас, Кумонга, Манда (морской дракон, дебютировавший в 63-м в фильме «Атрагон»), Минилла, Барагон (рогатый четырехногий динозавр, впервые попавший на киноэкраны в фильме 65-го года «Франкенштейн против Барагона») и гигантский Варан (ящерица, чей кинодебют состоялся в фильме 58-го года «Варан невероятный»). Конец двадцатого века, все эти зверушки (кроме инопланетного Гидоры) обитают в специальной резервации, где их активно изучают. Однако идиллия длится не долго: негодяйские пришельцы получают контроль над разумом монстров и велят им крушить земные города (Годзилле достается Нью-Йорк). Но планы негодяев рушатся, монстров из-под пяты пришельцев выдирают, после чего они побеждают в очередной раз инопланетного Гидору, и мир во всем мире восстанавливается.

Боссы Toho предполагали свернуть всю серию фильмов о Годзилле, в том случае если «Парад монстров» провалится. Он не провалился. Зрители тепло приняли фильм и обеспечили ему неплохую кассу. В целом позитивно отреагировали и критики. В США фильм (с небольшими, правда, изменениями) удостоился кинопроката. В общем, Годзилла вернулся.

Бэмби против Годзиллы
В 1969-м году мультипликатор Марв Ньюлэнд снял мультфильм о самой тяжелой битве в истории Бэмби и самой легкой в истории Годзиллы. Двухминутный ролик открывается криво едущими титрами, перечисляющими все заслуги Ньюленда при создании картины (зрителю сообщается, что Ньюлэнд ее сценарист, автор, хореограф, визажист и продюсер). Все это время нарисованный карандашом олененок мирно щиплет травку под веселую музыку Россини. Как только титры заканчиваются на Бэмби наступает гигантская нога Годзиллы, и музыка делается мрачной. Затем появляется надпись, которой Ньюлэнд благодарит город Токио за предоставление Годзиллы для съемок. Конец.

Кроме шуток, «Бэмби встречает Годзиллу» (Bambi Meets Godzilla) считается классикой анимации, и по сей день вызывает здоровый смех у людей, понимающих над чем и зачем смеялся Ньюлэнд.

Успех «Парада монстров» породил к жизни еще шесть картин: детский фильм «Нападение всех монстров» (All Monsters Attack, 1969), в котором мальчик Ичиро в своих снах заводит дружбу с Миниллой и обучается простым жизненным истинам; мрачноватый экологический хоррор «Годзилла против Хедоры» (Godzilla vs. Hedorah, 1971), в котором Годзилла сражается с пакостным инопланетным монстром, обожающим загрязняющие окружающую среду выбросы; довольно бестолковый фильм «Годзилла против Гигана» (Godzilla vs. Gigan, 1972), в котором Годзилла и Ангилас в который уже раз предотвращают инопланетную угрозу и побеждают крайне пакостного кибернетического монстра Гигану. В 73-м выходит фильм «Годзилла против Мегалона» (Godzilla vs. Megalon), заслуженно признанный одним из худших фильмов про Годзиллу вообще. В тот момент могло показаться, что цикл о нашем любимом ящере вот-вот помрет. Но в 74-м режиссер Фукуда ситуацию исправил и снял фильм «Годзилла против Мехагодзиллы» (Godzilla vs. Mechagodzilla), в котором Годзилла схлестнулась со своим механическим двойником, созданным инопланетными негодяями. Кино это пришлось зрителям по вкусу и даже получило, наряду с главными фильмами цикла, статус культового. Наконец, в 75-м был выпущен фильм «Террор Мехагодзиллы» (Terror of Mechagodzilla), в котором Годзилла победил заново собранную Мехагодзиллу и свежего злодея Тираннозавра.

Здесь и заканчивается первая эпоха в истории Годзиллы, а с ней и первая часть нашего рассказа о деяниях радиоактивного ящера, его соратников и врагов. Во второй части статьи мы расскажем о том, как адаптировался Годзилла к дивному новому миру, как просочился в мир комиксов и видеоигр, как сделался героем мультиков, как совершил недолгий вояж в США и сменил там пол и чем закончилась последняя чудовищная битва между обновленным Годзиллой и Гидорой, битва, в которой решалась судьба Земли и прочие немаловажные вещи.





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:

2 Comments
  1. CommentsXiphactinus88   |  Воскресенье, 29 декабря 2013 в 15:23

    Сёва — самый лучший периода с фильмами о Годзилле. Единственый и неповторимый и не только потому что это классика: все эти фильмы воспринимаются как-то по-лёгкому, без всякого давления на психику. Да, в них есть нелепые и смешные моменты, но именно поэтому они и хороши. И лично я считаю, что фильмы «Годзилла против Гайгана» и «Годзилла против Мегалона» очень даже достойные. И показанные кайдзю в Сёве являются моими любимыми: Ангирус, Родан, Манда, Горозавр, Барагон, Камакурас и конечо же Эбира. По мне так все эти враги Годзиллы намного лучше кошмарных чудовищ эпохи Хейсей (таких как Баттра и Биолланте). Да, среди этих 15 фильмов есть два, которые мне абсолютно не понравились: «Годзилла против Мотры» (1964) и «Террор Мехагодзиллы» (1975). Но учитывая, что всего фильмов было 15 об одном лишь Годзилле (многие из его врагов-монстров до этого фигурировали в собственных фильмах), этим можно пренебречь. Меня вот только возмущает что здесь иногда о Годзилле говорится как о самке. Годзилла — САМЕЦ, Король монстров!

  2. CommentsАлиночка   |  Вторник, 07 марта 2017 в 09:14

    Спасибо за интересную информацию!


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    В совершенно сумасбродной пародии на «Тетрис» — Drop Dead — нам предстоит складывать в массовую могилу трупы чумных больных более того, некоторые из покойников еще «не совсем мертвы» и могут начать ворочаться, разрушая ваши строгие постройки.

    [ читать полностью ]