Статья написана: Апрель, 2007
Автор: Катя Тонечкина (Дмитрий Лопухов)
Крепкий орешек

Боевики (или фильмы жанра экшн) никогда не пользовались особой любовью академического искусствоведения. Причин тому немало: предсказуемость сюжета, акцентуация на пальбе и взрывах, вторичность (не секрет, что очень часто боевики представляют собой картины других жанров, потерпевшие многочисленные и весьма неумелые ампутации), недостаток психологизма. Каноническая кинокритика относится к экшнам крайне пренебрежительно, а вот простой зритель их трепетно любит и в определенных ситуациях отдает предпочтение именно боевикам, а вовсе не почитаемым искусствоведением «сложным жанрам». Все дело в том, что боевики (как и, например, молодежные комедии или простодушные любовные романы, столь же нелюбимые исследователями Большого Искусства) предоставляют зрителю чудесную возможность отдохнуть «мозгами и душою». Фильмы Ингмара Бергмана бесконечно прекрасны, картины Лукино Висконти невероятно сильны, а романы Джойса потрясают до самых остовов собственного «Я»… Но, право слово, вряд ли кому-то придет в голову в шумной веселой компании смотреть «Седьмую печать» и «Гибель богов». Маловероятно, что кто-то решится после сверхтяжелого рабочего дня, завершившегося кровожадным дедлайном, читать «Улисс». Не думаю, что кто-нибудь после трех дней напряженной зубрежки и брутального экзамена, с невероятным трудом сданного нелюдю в профессорском обличии, засядет отдыхать с томиком Зигмунда Фрейда. Тут требуется нечто иное…

Произведения, выполненные в развлекательных жанрах, призваны помочь нам расслабиться, хотя бы временно освободиться от шелухи забот и проблем, погрузиться в увлекательное и яркое действо, раствориться в повествовании и отдохнуть. Девушки для данных целей предпочитают легкие картины с выраженным мелодраматическим уклоном, юноши — отдают предпочтения фильмам, насыщенным перестрелками и взрывами. Нам, дамам, приятно ассоциировать себя с очаровательными красавицами, терзаемыми проблемами вселенского масштаба — принять ли предложение киноактера-красавца или дальше покорять сердце нефтяного магната. Молодым людям интереснее представлять себя неустрашимыми супергероями-мачо, защищающими невиновных и наказывающими негодных.

Я не выступаю в роли адвоката дьявола. Действительно, огромное количество произведений, выполненных в «легких» жанрах, являют собой жалкое зрелище. Отсутствие необходимости детально разрабатывать психологические портреты героев, свобода от философской проблематики и кажущаяся простота создания повлекли к тому, что в развлекательное кино хлынули толпы бездарностей. Труды этих бездарностей и привели к тому, что «легкие» киножанры стали персонами нон грата в мире искусства. Однако, отправляясь в поход против «глупостей и безвкусицы», легко в пылу сражения угробить и настоящие произведения развлекательного искусства. Да и есть ли вообще смысл сражаться против того, что помогает человеку отвлечься от тягот и забот и спокойно отдохнуть? Разве не столь же это глупо, как война с диваном или борьба против гамака? Есть смысл сражаться за то чтобы диваны делали помягче, а гамаки — попрочнее. Но вот воевать против них?..

Разве плохи качественные и красивые боевики? Ну да, «Коммандос» вряд ли можно назвать философским шедевром, а «Рэмбо: первая кровь» — глубокой психологической драмой. Так ведь и не претендуют они на подобные звания. Главное, что это приятные и умело сваренные фильмы, которые под определенное настроение с удовольствием можно посмотреть. В конце концов, не будем забывать, что не бывает плохих жанров, бывают плохие произведения. И когда что-то делается старательно, когда в работу вкладывается душа, то никакая жанровая принадлежность произведению навредить не сможет.

Крепче только сталь

Что ж, надеюсь, вопрос о жанровой «низости» мы решили и больше возвращаться к нему не станем. Давайте лучше поговорим о нашем сегодняшнем герое. Если вообразить, что у боевиков есть свое дворянское сословие, то фильм «Крепкий орешек» следует считать принцем королевской крови или, как минимум, герцогом. Высокий титул картина заслужила в 88-ом году, ворвавшись внезапным ураганом в жанровую нишу. В далекие те времена основная масса экшнов создавалась по заложенным еще в 71-ом году Доном Зигелем канонам. Каноны, родившиеся на свет вместе с отличным фильмом «Грязный Гарри» (Dirty Harry, 1971), требовали изображать главного героя, крутого копа, мрачным и жестоким циником, ради поимки преступника готового нарушить любые законы, способного наплевать на устав и влепить в лоб негодяю пулю из любимого сорок четвертого калибра. «Грязный Гарри» произвел жанровую революцию и сформировал оригинальный архетип, активно эксплуатируемый по настоящий день (в этом году, кстати, должна была выйти одноименная электронная игра, но, увы, она трагически скончалась, так и не добравшись до наших консолей). «Крепкий орешек» же был одним из первых и, пожалуй, наиболее качественных боевиков, создатели которого полностью отказались от канонов Зигеля. Фактически с выходом «Крепкого орешка» образовалась жанровая развилка — направление Зигеля и диаметрально ему противоположное направление Джона Мактирнана.

Так ли крепок наш орех?
Заложенная в оригинальном названии фильма англоязычная идиома не поддается дословному переводу, поэтому картина Die Hard в разных странах получала совершенно не похожие друг на друга названия. Попытки российских переводчиков адекватно передать смысл заглавия фильма приводили к рождению удивительных языковых монстров вроде «Умри тяжело, но достойно» (копирайт принадлежит человеку-прищепке Володарскому). Более адекватный вариант названия «Неистребимый» не прижился и вскорости был заменен на привычный нам «Крепкий орешек».

Достоверно известно, что в финском, например, прокате первый фильм шел под названием «Только через мой труп». Испанские и польские издатели решили вообще не забивать себе голову переводом идиомы и обозвали картину «Хрустальными джунглями» и «Стеклянной ловушкой» соответственно.

Разумеется все эти титульные пертурбации повлекли за собой определенные сложности с переводом названий сиквелов картины, в которых тоже используется игра слов. Красивое название прокатной версии второй части картины — Die Hard 2: Die Harder — было урезано до обычного «Крепкий орешек 2». Официальное же название четвертой части киноцикла — Live Free or Die Hard — судя по всему, будет сокращено до тривиального «Крепкий орешек 4».

Что же такого оригинального придумал Мактирнан, годом ранее, как мы помним, снявший отличный хоррор-экшн «Хищник»? От создателя культового фильма ужаса закономерно было ожидать еще один мрачный и жестокий фильм, но режиссер внезапно совершил поворот на девяносто градусов и сделал очень забавный и удивительно стильный боевик. От героя «Крепкого орешка» за сотню верст веет харизмой, но это не ледяная харизма с неприятным запахом смерти, которой тянет от Гарри Каллахан, главного героя «Грязного Гарри», а харизма теплая, вызывающая уважительное восхищение. Режиссер Дон Зигель и актер Клинт Иствуд проделали титаническую работу, создав персонажа, вызывающего почтительное уважение, балансирующее на грани между восхищением и неприязнью. Режиссер Джон Мактирнан и актер Брюс Уиллис проделали не менее серьезную работу и сотворили героя, с первого взгляда располагающего к себе; героя остроумного, смелого и чертовски родного… Кстати говоря, достоверно известно, что первоначально Мактирнан собирался пригласить на главную роль в первом «Крепком орешке» Арнольда Шварценеггера (попробуйте себе представить Железного Арни в роли Макклейна). Актер отказался. Следующими кандидатами были Сильвестр Сталлоне, Берт Рейнолдс и даже Ричард Гир — все они так же отклонили это предложение. Согласился лишь актер Брюс Уиллис, у которого в те годы еще не было за спиной никаких особо звездных ролей и, соответственно, репутации, которую опасно было бы подвергать подобным экспериментам. Собственно, именно с «Крепкого орешка» и началась Большая Карьера Уиллиса.

Впрочем, крайне несправедливо было бы объяснять феноменальную популярность «Крепкого орешка» одним лишь внедрением нового типажа героя. Мактирнан сделал еще несколько весьма существенных открытий, весьма сильно повлиявших на эволюцию жанра. Дабы постичь смысл мактирнановских инноваций, давайте припомним сюжет фильма.

Полицейский Джон Макклейн приезжает на рождественские праздники в Лос-Анджелес. В Городе Ангелов живет жена нашего героя и двое детей. Макклейн отправляется на праздничную вечеринку, устроенную в здании, где работает его супруга. Однако торжеству воссоединения влюбленных препятствует маленькая неприятность — небоскреб захватывают хорошо вооруженные террористы, жаждущие прикарманить нажитые нелегким трудом деньги корпорации. Макклейну удается ускользнуть от головорезов, и он, постепенно вооружаясь, принимается с шутками и прибаутками бегать по этажам небоскреба и пацифизировать плохих парней. Удивленные террористы пытаются поймать назойливого копа, но тот вполне комфортно чувствует себя в многоэтажных джунглях и в руки негодяям не дается. Заканчивается, понятное дело, все хорошо — взятые в заложники сотрудники корпорации освобождены, нехорошие люди наказаны, а Макклейн таки воссоединяется со своей ненаглядной супругой.

Анализ сюжета позволяет констатировать удивительную вещь: «Крепкий орешек» наследует не столько классическим фильмам жанра экшн, сколько… фантастическим хоррорам. До появления на свет фильма Мактирнана в подавляющем числе боевиков герою предоставлялись для набора фрагов обширные угодья. Так Джон Рэмбо из «Первой Крови» зачищал от негодяев леса и поля, Джон Матрикс из «Коммандос» разыскивал плохих парней чуть ли ни по всей стране, а Гарри Каллахан наводил порядок в целом городе. А что же натворил Мактирнан? Он взял нежно любимый фильм «Чужой» Ридли Скотта, изменил место действия и поменял местами героев. Вместо космического корабля, покинуть который было крайне затруднительно, Мактирнан использовал небоскреб с заблокированными входами и выходами. На место членов экипажа, заместив хороших парней парнями плохими, назначил террористов, а роль неуловимого монстра отдал Джону Макклейну. Получилась очаровательная инверсия: негодяи бродят по небоскребу и безуспешно пытаются ликвидировать чужака, а тот лазает по шахтам лифта и вентиляционным трубам и благополучно вырезает террористов одного за другим.

Не забыл Мактирнан о своем излюбленном приеме, с блеском использованном в «Хищнике», — игре в кошки-мошки. Одна сцена — и террористы выступают в роли охотников; сердце зрителя сжимается, кажется, что вот и настал конец отважному Макклейну. Другая сцена — и вот уже харизматичный коп становится охотником, а террористы вынуждены натягивать серые мышиные шкурки. Несколько минут — и герои опять меняются местами. Сплошное удовольствие наблюдать за этим удивительным чередованием ролей.

Все эти славные новшества Мактирнана и компании пришлись зрителям по вкусу. Картина собрала весьма приличную коллекцию положительных отзывов от ведущих кинокритиков, блестяще выступила в прокате (на территории США бюджет в двадцать восемь миллионов долларов был отбит почти троекратно, мировой прокат принес еще почти шестьдесят миллионов) и была названа одним из лучших боевиков века. Во многом именно благодаря «Крепкому орешку» поднялась новая волна интереса к реалистическим боевикам (с середины 80-х их популярность неуклонно падала, поскольку зрительская аудитория утекала к набирающим популярность фантастичеcким экшнам), и начался жанровый ренессанс.

Довольно быстро хитрые киноделы принялись штамповать, в надежде урвать небольшой кусочек от пирога, фильмы-подражания. В основном это были бездарные поделки, но попадались и довольно приличные вариации, тепло принимаемые зрителем. Поэтому нет ничего удивительного в том, что продюсеры «Крепкого орешка», детально изучив ситуацию на кинорынке, решили вскоре после выхода фильма выковать его сиквел.

Кровные узы

Прежде чем я перейду к рассказу о сиквелах «Крепкого орешка», пожалуй, следует восстановить историческую справедливость и рассказать о делах давно минувших дней, без которых бы картина Мактирнана никогда не появилась на свет.

В 1966-ом году писатель Родерик Торп завершает работу над романом «Детектив» (The Detective), в котором рассказывалась история частного детектива Джозефа Лиленда, расследующего загадочную смерть некого мужчины. Весьма симпатичный этот детективный триллер был неплохо принят читателями и вскоре удостоился чести быть экранизированным. Одноименная картина, снятая режиссером Гордоном Дугласом, увидела свет в 1968-ом году. Главную роль в фильме исполнил Фрэнк Синатра (да-да, тот самый великий Синатра, который пел об обменивающихся в ночи взглядами незнакомцах). В 1979-ом году Торп опубликовал роман «Ничто не вечно» (Nothing Lasts Forever), в котором вновь рассказал о приключениях детектива Джозефа Лиленда.

«Катя, а какое отношение имеет Родерик Торп и этот его Джозеф Лиленд к фильму Мактирнана?» — спросите вы. «А самое прямое!» — отвечу я. Мало кто помнит, что «Крепкий орешек» — это ни что иное, как свободная экранизация романа «Ничто не вечно». Сюжет произведения претерпел ряд деформаций (так главный герой из частного детектива Джозефа Лиленда превратился в полицейского Джона Макклейна, а в заложники к террористам попала не его дочь, а жена), но основной костяк истории остался неизменным. Однако если «Ничто не вечно» является прямым сиквелом «Детектива» (в романе нередко упоминаются события первой книги), то фильм «Крепкий орешек» к фильму «Детектив» уже не имеет ни малейшего отношения. Получился забавный парадокс — по двум книгам, состоящим в тесном родстве, были сняты два абсолютно независимых друг от друга фильма.

Многие почитатели прозы Родерика Торпа, кстати говоря, сильно жалеют, что в начале восьмидесятых никто так и не решился снять прямой сиквел «Детектива» с Фрэнком Синатрой: шестидесятипятилетний певец, бегающий с автоматом по небоскребу, считают они, смотрелся бы чертовски круто. Я не рискну оспорить это.

Справедливость восстановлена, и можно с чистой совестью возвращаться к рассказу о сиквелах. Фильм «Крепкий орешек 2» появился на свет в 1990-ом году. Джон Мактирнан очень хотел сам снять эту картину, однако был занят работой над «Охотой за Красным Октябрем» и вынужден был уступить режиссерское кресло Ренни Харлину. Молодой Харлин, как ни странно, борозды не испортил. Пожертвовав реалистичностью в пользу визуальных красот, Ренни сварил очень приличный боевик, весьма занятно развивающий главную тему оригинального «Крепкого орешка». Отдельно стоит упомянуть постановку боевых сцен: Харлин неоднократно выражал восторги по поводу легендарного вестерна Сэма Пекинпа «Дикая банда», по сей день выделяющийся среди прочих представителей жанра небывалой жестокостью и дивной брутальной красотой. Именно из «Дикой банды» и позаимствовал Харлин многочисленные боевые приемы, адаптировав их, разумеется, под современные реалии (ничего преступного здесь нет — богатейший арсенал визуальных приемов Пекинпа активно использовали и используют многие известные режиссеры, от короля гонконгского экшна Джона Ву до кинопостмодерниста Квентина Тарантино).

Сюжет «Крепкого орешка 2» таков: в аэропорт, находящийся близ Вашингтона, должны доставить военного преступника, диктатора некого государства из Центральной Америки; по злой иронии судьбы в этот же самый аэропорт должен приземлиться пассажирский самолет, на борту которого находится жена Джон Макклейна. Аэропорт захватывают террористы, желающие предотвратить выдачу диктатора американскому правосудию. Негодяи получают полный контроль над диспетчерским оборудованием и грозятся уничтожать все заходящие на посадку самолеты. Возглавляет террористическую операцию многоопытный военный — полковник Стюарт. Разрабатывая план операции, Стюарт предусмотрел все до мелочей и подготовил адекватный ответ на любую попытку противодействия со стороны спецслужб. Единственное, о чем не подумал Стюарт, так это о том, что в здании аэропорта может оказаться крутой коп, годом ранее уже сорвавший одну четко спланированную террористическую операцию…

Создатели второго «Крепкого орешка», кстати, еще более усугубили путаницу с первоисточниками. В основу сюжета фильма лег роман, не имеющий ни малейшего отношения к экранизировавшимся ранее книгам Родерика Торпа, — «58 минут» Уолтера Уэйджера.

Бюджет второй части картины составил крайне внушительную сумму в семьдесят миллионов долларов, которая, как и следовало ожидать, была без проблем отбита. Фильм крайне успешно прошел в американском и мировом прокатах и принес создателям весьма солидные дивиденды.

Фильм «Крепкий орешек: Возмездие» (Die Hard: With A Vengeance) вышел на киноэкраны 1995-ом году. В режиссерское кресло после перерыва вновь уселся Джон Мактирнан, в результате чего картина слегка обеднела в плане постановки боевых сцен, однако значительно прибавила в логичности построений. Бюджет в девяносто миллионов долларов был освоен предельно грамотно, ни одного цента не пропало бесследно. «Крепкий орешек: Возмездие» без проблем окупился в прокате (кто бы сомневался!) и даже был признан многими почитателями цикла лучшей частью трилогии.

В третьей части картины режиссер отказался от концепции «террористы захватили комплекс» и перенес место действия на улицы Нью-Йорка. Таинственный маньяк-пироман угрожает взорвать весь город, если полицейский Макклейн откажется играть с ним в смертельную игру. Джон и случайный участник одной из этих игр Зевс Карвер (его роль крайне успешно исполнил чернокожий киноактер Сэмюель Л. Джексон) вынуждены мотаться по всему Нью-Йорку и решать головоломки маньяка. Через некоторое время удается установить личность пиромана — оказывается, что это брат плохого парня, которого Макклейн упокоил в первой части картины. Вскоре выясняется, что всю эту игру негодяй затеял вовсе не ради мести, но исключительно для того, чтобы отвлечь внимание полиции и совершить ограбление века — безнаказанно умыкнуть золотой запас Национального банка США. И преступнику бы задуманное, вне всякого сомнения, удалось, если бы не вмешательство Макклейна, после долгой и нелегкой схватки отправившего его на свидание с братом.

Довольно забавно, что сценарий фильма первоначально писался вовсе не для третьего «Крепкого орешка», а для очередной части популярного комедийного боевика «Смертельное оружие» — еще один курьезный пяточек в копилку исследователей истории цикла.

Вплоть до 2007-го года «Крепкий орешек» пребывал в статусе трилогии. Однако совсем скоро — летом этого года — поклонники планируют отметить торжественное превращение цикла в квадрилогию. В самом конце июня состоится премьера четвертой части картины, снятой режиссером Леном Уайзманом. Не буду спойлить сюжет будущего фильма, скажу лишь, что на этот раз изрядно постаревшему Макклейну придется столкнуться с террористами, использующими для достижения своих преступных целей ресурс Всемирной Паутины. Трейлеры и тизеры фильма, курсирующие в информационном пространстве, позволяют надеяться, что картина не разочаруют поклонников оригинальной трилогии. Что ж, посмотрим.

Трудно быть суперкопом

Первая игра, основанная на сюжете «Крепкого орешка», появилась на свет в 1989-ом году. Разработали ее в недрах компании Dynamix, а издала небезызвестная Activision. Die Hard почти побуквенно повторяла сюжетную линию фильма: игроку отводилась роль Джона Макклейна, вынужденного бегать по небоскребу и истреблять захвативших его террористов. Первоначальный арсенал суперкопа весьма небогат, но по мере уничтожения преступных негодяев он обогащался серьезным оружием, значительно упрощающим нейтрализацию бандитов. Ничего особенного этот экшн, выполненный в псевдотрехмерной перспективе с видом от третьего лица, не представлял и вряд ли заслужил внесения в список игр, которые обязательно стоит посмотреть каждому уважающему себя геймеру. Впрочем, поклонникам «Крепкого орешка» взглянуть на игру следует хотя бы ради общего развития.

В 1991-ом году Activision выпустила игру Die Hard и для платформы NES. В отличие от игры для PC консольный «Крепкий орешек» был выполнен в изометрической проекции. Die Hard для NES представлял собой довольно милый экшн с некоторым количеством занятных «фишечек». Хардкорные геймеры должны хорошо помнить, например, оригинальный показатель Foot, отвечавший за сохранность ног персонажа (Макклейн, как мы помним по фильму, бегал по небоскребу босиком) — от пулевых ранений и прочих неприятностей показатель этот не менялся, зато он понижался, если герой пробегал по битому стеклу. Чем меньше становился показатель Foot, тем медленнее передвигался Макклейн.

В том же 1991-ом году компания Grandslam Entertainment выпустила для компьютерных платформ Commodore 64, Amiga, Atari ST и PC игру Die Hard 2: Die Harder. Это был довольно унылый виртуальный тир, выполненный в декорациях второй части фильма. Игрок, забравшись в шкуру Джона Макклейна, должен был зачистить от террористов здание аэропорта, спася, тем самым, свою супругу и сотни других людей от неминуемой гибели.

El Bastardo
В 1996-ом году появился на свет игровой автомат Die Hard Arcade. Несмотря на громкое свое название, он имел мало общего с культовой кинотрилогией. История его возникновения довольно трогательна: когда американское подразделение Sega (Sega of America) работала над локализацией японской игры-боевика Dynamite Deka, кому-то из тамошних боссов внезапно пришла в голову идея приобрести «крепкоорешную» лицензию. Запасшись лицензией, разработчики слегка подрихтовали сюжетную линию оригинальной игры и изменили внешний вид одного из персонажей так, чтобы он стал похож на Джона Макклейна. Так и получилась Die Hard Arcade, типичный экшн категории «побей их всех руками и ногами» с симпатичной трехмерной графикой.

Террористы опять закрылись в небоскребе, взяли заложников, в том числе и дочку президента, и теперь упиваются своей безнаказанностью. Но скоро райские кущи обратятся в адское пекло — за дело возьмется (кто бы вы думали?) Джон Макклейн. Уж он-то раздаст всем сестрам по серьгам и восстановит попранную справедливость…

В 1997-ом году Die Hard Arcade была успешно портирована на приставку Sega Saturn.

В 1996-ом году Fox Interactive издала разработанную в недрах Probe Entertainment игру Die Hard Trilogy. Вышла она в версиях для PlayStation, Sega Saturn и PC и представляла собой три разножанровые игры, объединенные общим героем. Первая — Die Hard — была стандартным шутером от третьего лица. Сюжетно она следовала фильму «Крепкий орешек» и предоставляла игроку возможность побегать по захваченному террористами небоскребу. Вторая — Die Hard 2: Die Harder — являла собой образчик «рельсового» шутера и отправляла нас в захваченный преступниками аэропорт из «Крепкого орешка 2». Наконец, третья — Die Hard: With a Vengeance — была довольно своеобразным гоночным симулятором, в котором игроку предстояло, как и в третьей части фильма, разъезжать по улицам Нью-Йорка, выполнять задания маньяка и стараться нейтрализовать взрывные устройства.

В 2000-ом году Fox Interactive выпустила для PlayStation и персонального компьютера сиквел Die Hard Trilogy — игру Die Hard Trilogy 2. Разработчики, сохранив оригинальную концепцию разбиения продукта на три разнородных игры, на этот раз придумали новый сюжет, прямой связи с кинотрилогией не имеющий. Суперкопа Джона Макклейна приятель пригласил на пышную вечеринку в Лас-Вегас; однако мечтам Макклейна о паре дней спокойного отдыха не суждено было сбыться — идиллию нарушили (нет, вы никогда не догадаетесь!) кровожадные террористы. Теперь, понятное дело, Макклейну придется тряхнуть стариной и отправить всех негодяев на тот свет. Как и в первой части игры делать это Джону предстоит в трех разножанровых эпизодах — трехмерном шутере с видом от третьего лица, гоночном симуляторе и виртуальном тире. Кто-то сомневается в исходе?..

В 2002-ом году Sierra Entertainment выпустила весьма посредственный экшн от первого лица Die Hard: Nakatomi Plaza, разработанный студией Piranha Games. Унылая эта игра возвращала к истории, рассказанной в самом первом «Крепком орешке», и вновь отправляла игрока зачищать от террористов безразмерный небоскреб. Получив посредственные оценки в игровой прессе и так и не найдя дорогу к сердцам геймеров, игра благополучно отправилась на свалку истории, где и лежит поныне всеми забытая. Там ей, болезной, и самое место.

В том же 2002-ом году вышла последняя на настоящий момент игра о приключениях Джона Макклейна — Die Hard: Vendetta. Предназначенная первоначально для платформы Nintendo GameCube она вскорости была портирована на Xbox и на PlayStation 2. Создатели этого средненького экшна от первого лица решили не утруждать себя выдумыванием оригинального сюжета, предпочтя достать из машины демона в обличие очередного члена семейства Груберов. Негодный этот преступник, идя по стопам отца и дяди, почивших в первой и третьей частях фильма соответственно, бросает вызов Джону Макклейну и похищает его дочку Люси. Теперь на протяжении одиннадцати уровней нам предстоит наказывать зарвавшегося уголовника и объяснять ему, что воровать детей у суперполицейских крайне вредно для здоровья. У игрокритиков особого энтузиазма Vendetta не вызвала и получила довольно посредственные оценки, однако среди геймеров нашлось некоторое количество фанатов, оценивших игру весьма высоко.

В случае успешного проката четвертого «Крепкого орешка», судя по всему, на свет появятся новые электронные игры, дающие нам возможность побывать в шкуре бесстрашного суперкопа Джона Макклейна. Что ж, будем искренне надеяться, что игры эти не разделят грустную судьбу своих предшественниц, тогда как фильм напротив окажется не менее популярен, чем его престарелые кинопредки.





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    Продюсеры фильма, подсчитав, в какую сумму обойдутся спецэффекты, необходимые для оживления бесформенного негодяя, схватились за голову и отправили братьев Томас перерабатывать сценарий. Братья, чуть подумав, облик чудовища переделали — новая версия сценария превращала Хищника в печальное одноглазое существо с собачьей головой и длинной шеей.

    [ читать полностью ]