Статья написана: Декабрь, 2011
Автор: Дмитрий Лопухов
«Звездные войны»: дорога к оригинальной трилогии

С дрожащими руками и учащенным сердцебиением приступаю я к этой статье. Что бы там ни говорили любители разномастных остроухих субъектов, но «Звездные войны» являются самым важным, самым влиятельным и самым масштабным фантастическим произведением минувшего века. И этот статус накладывает на меня, вашего покорного сочинителя, чудовищную ответственность. Казалось бы, пиши себе, как суровые инопланетные дядьки летают на космических самолетиках, с неистовой яростью рубят друг дружке руки и взрывают на досуге Звезды Смерти, делов-то. Ан нет, любезный наш читатель. Вот, скажем, ежели в каком суровом научном журнале выходит статья о внезапно обнаружившихся пришельцах, вполне уместно ожидать, что в статьишке этой будет упомянуто сколько у пришельцев имеется ног, на чем они добираются до Земли и жрут ли человека разумного. А вот если в том же самом журнале выходит статья о голубях, уместно ли будет в ней писать, что голубь — это птица, летает она посредством размахивания крыльев и перемещается по земле на двух маленьких лапках?

Надеемся, что несложный этот вопрос не погрузил вас в ступор, иначе вся наша логическая цепочка тут же разорвется на беспомощные звенья. Дело в том, что «Звездные войны» шагают с нами нога в ногу с самого раннего детства. Кто-то смотрел их в видеосалоне на затертой до дыр видеокассете, а кто-то — уже в идеальном HD на здоровенной плазме. Кто-то помнит времена, когда Хан Соло стрелял первым, а Император был безвестной бабой с глазами шимпанзе, а кто-то недоумевает, почему это у штурмовиков после «Мести Ситхов» изменилась форма… В сериале «Как я встретил вашу маму» один из героев, узнав, что новая девица его друга не смотрела «Звездные войны», разражается пылкой тирадой, смысл которой состоит в том, что единственные люди, которые не смотрели гексалогию Лукаса, это персонажи фильма, и не смотрели они ее исключительно потому, что они в ней жили. И это тот самый случай, когда художественное преувеличение как никогда близко к святейшей правде.

Полагаю, проницательный читатель, ты уже понял, к чему мы клоним. Мы сознательно не будем описывать события, происходившие непосредственно в рамках лукасовского цикла и оставим за бортом сюжет и без того отлично всем вам известных фильмов. Мы не станем в стотысячный раз рассказывать, как впечатлительный кудрявый паренек с тонкой душевной организацией сделался самым суровым дядькой на межзвездном селе, и как плюшевые медвежата копьями и палками сокрушили по самое горло укомплектованную роботами и лазерными пушками имперскую армию. Вы и без нас все это отлично помните. Мы расскажем вам о том, как зародилась идея «Звездных войн», как она развивалась и обретала форму. Мы сделаем акцент на событиях и фактах, оставшихся в стороне от главной трассы, расскажем такие вещи, которые из фильмов никак не почерпнешь. Вы, например, знаете, что Хан Соло был рожден зеленым безносым монстром, а Дарт Вейдер в течение некоторого времени тусовался с гремлинами и гаргульями? Не знаете?.. А вот мы знаем и с удовольствием об этом и многом другом вам расскажем.

Падаван Копполы

Мир не всегда был таким, каким мы привыкли его воспринимать. Когда-то давно все вокруг было битком набито динозаврами, за фантазии об округлых формах Земли людей жарили на кострах, а фантастические фильмы воспринимались как второсортный продукт, призванный развлекать детей и ботанов. В авангарде жанра гнездилась небольшая стайка кинематографистов, использовавших космические корабли, роботов и лазеры в качестве инструментов для построения аллегорий и рассуждений о судьбах человечества, но и они, по понятной причине, не могли удовлетворить потребность широкой публике в чем-то таком, чтоб челюсть об пол, глаза размером с блюдца и безграничный восторг в каждой клетке тщедушного тела. Кинофантастика ждала своего героя, рыцаря без страха и упрека, который взял бы ее за механическую ладошку и, невзирая на сопутствующие трудности и тяготы, вывел в пышный свет.

В конце 60-х Джордж Лукас еще не знал, что судьба предначертала ему карьеру рыцаря. Он только-только закончил работу над своим студенческим фильмом «Электронный лабиринт THX 1138 4EB» — авангардной короткометражкой про бегающего по бесконечным электронным коридорам мужика, надумавшего вырваться из пут технократической диктатуры. Фильм неожиданно занял первое место в одной из номинаций студенческого кинофестиваля, что дало Джорджу возможность выбрать, за кем из работающих на Warner Brothers режиссеров он хотел бы понаблюдать. Лукас выбрал Френсиса Форда Копполу, как раз снимавшего комедийный мюзикл «Радуга Финиана». Тем, кто сейчас подумал: «Да какой дурак не выбрал бы в те годы Копполу?» напомним, что на дворе конец 60-х и до «Крестного отца» остается еще несколько лет.

В 69-м году Джордж становится ассистентом, а чуть позднее и партнером Копполы. К концу этого года они открывают собственную независимую кинокомпанию American Zoetrope. Первым фильмом студии становится полнометражный ремейк «Электронного лабиринта THX 1138 4EB» — антиутопический триллер «THX 1138». Говорить о нем в рамках этой статьи мы не будем (хотя и отметим, что в прокате фильм провалился и чуть было не перечеркнул карьеры и самого Лукаса, и Копполы), но обратим внимание на один небезынтересный эпизод, случившийся во время подготовки картины. Лукас горел желанием скорее усесться в режиссерское кресло и совершенно не желал забивать себе мозги ничем, кроме режиссуры. Но Коппола был с ним категорически не согласен. «Если хочешь снять фильм — напиши его!» — наставлял своего юного падавана Френсис. Лукас скрипел зубами, хватался за голову и ныл, что сценарии — это чудовищная скукота, что ему в миллион раз интереснее визуальные решения, монтаж, вычурные трюки с камерой и прочие авангардные приемчики. Будущий создатель одного из монументальнейших сюжетов мирового кино жаловался, что «рассказывание историй» — страшная нудятина и пылко признавался в любви к абстрактным визуальным кинопоэмам и документалистике.

Умница Коппола показал себя идеальным воспитателем. Выслушав жалобы Лукаса, он подыскал ему какого-то третьесортного сценариста, который в кратчайшие сроки натяпляпал неведомую мутотень, получил гонорар и отправился то ли валяться на пляже, то ли разгружать грузовики с консервированным толстолобиком (история на сей счет молчит). Трюк сработал: амбициозный Лукас, разумеется, снимать кино по нелепой этой писанине не захотел и скрепя сердце отправился сочинять свою версию сценария. Достоверно неизвестно, сколько лесов было вырублено, чтобы позволить Лукасу набить руку в сочинительстве, но факт остается фактом — в конце концов Джордж свой сценарий написал.

После провала «THX 1138» Лукас решил, что человечеству совершенно неинтересно наблюдать за тем, как их мир старательно самоуничтожается и вообще не его, Лукаса, это занятие — снимать циничные и пессимистичные фильмы. Вняв очередному совету Копполы, он взялся делать оптимистичную киношку «Американские граффити», повествующую о приключениях легкомысленных тинейджеров в начале 60-х годов. Впрочем, обновленному и подобревшему Лукасу этого было мало. В голове его шаг за шагом начал зарождаться еще один проект, на этот раз куда как более монументальный и грандиозный…

Детство Джорджа Лукаса пришлось на период расцвета американских комиксов, на то золотое время, когда книжные магазины были под завязку забиты самыми невероятными, безумными и удивительными графическими историями. На телевидении безостановочно крутили приключенческие и фантастические сериалы, а в кинотеатрах сутки напролет показывали вестерны и фантастику. Юный Лукас с восторгом плескался в этом развлекательном потоке, он обожал комиксы про Флэша Гордона, фантастические мыльные оперы, фильмы про бесстрашных ковбоев и нелепые телевизионные сериалы. Когда Лукас принялся искать сюжет для нового проекта, он сразу же вспомнил о своем беззаботном детстве и немедленно захотел сделать фильм про космические похождения бравого Гордона. С этими мыслями он помчался к обладателям прав на вышеупомянутого супергероя. Те, подумав, сообщили, что хотят получить 80% от доходов с проката и желают, чтоб фильм снимал Федерико Феллини. Вроде бы там еще что-то было про владычицу морскую, но достоверных подтверждений этому история не сохранила. В общем, от идеи фильма про Флэша Гордона Лукас вынужден был отказаться.

Однако желание снять кино о космических приключениях у Лукаса не пропало. Напротив, отказ правообладателей навел его на новую мысль: почему бы не поступить так же, как в свое время поступил автор Флэша Гордона, то есть, почему бы самому не состряпать сборную солянку из сотен бесхозных идей, персонажей и ситуаций? Загоревшись этой идей и вспомнив рассуждения Копполы о важности собственноручно написанной истории, Джордж Лукас принялся за работу. И буквально сразу же столкнулся с проблемой: история наотрез отказалась писаться. Пришлось идти окольными путями. Дабы подстегнуть полет фантазии Лукас принялся придумывать странные имена, фамилии и титулы, а потом комбинировать их в произвольном порядке. Иногда получались удивительные комбинации вроде Император Форд Ксеркс XII. А иногда вполне приятные — Хан Соло, например. Самые удачные варианты обрастали предысториями и родными планетами. Планеты в свою очередь заселялись различными расами… Плодом этого странного эволюционного сочинительства стали две страницы убористого рукописного текста, озаглавленного «Журнал Виллов». Текст этот представлял собой синопсис двух историй о Чюуи Торпе, ученике великого джедая Мэйса Винди. В первой истории описывался ученический период жизни Чюуи, во второй — его космические подвиги.

Агент Лукаса, ознакомившись с набросками, сообщил, что ровным счетом ничего не понял и добавил, что точно так же ничего из этого не поймут и студийные боссы. Опечаленный Джордж вновь уселся за письменный стол. Здесь следует на мгновение прерваться и указать на еще один источник вдохновения, к которому наш герой периодически прикладывался. Речь о творчестве японского режиссера Акиры Куросавы, фильмы которого нравились Лукасу еще со студенческих лет. В начале 73-го года Джордж посмотрел «Скрытую крепость» — довольно нетипичный для Куросавы легкий сказочный экшн, повествующий о злоключении молодой принцессы, которая странствует вместе с парой крестьян-недотеп и отважным генералом по кишащей гнусными врагами территории — и фильм ему понравился. Причем понравился настолько, что некоторое время Лукас обдумывал, не прикупить ли на него права, потом, конечно, вспомнив печальный опыт с правами на Флэша Гордона и наставления Копполы, от идеи этой отказался, но выбросить увиденное в «Скрытой крепости» из головы уже не смог…

Киберпапа и зеленый Хан Соло

В мае 1973-го Лукас закончился четырнадцатистраничный синопсис фильма «Звездные войны». Сюжет его был таков: в разгар гражданской войны между зловещей Империей и повстанцами юная принцесса вместе со своим верным генералом Люком Скайуокером путешествуют инкогнито по подвластным Империи территориям. Вскоре к ним прибиваются два случайно встреченных чиновника-недотепы и группа молодых повстанцев. Героям удается раздобыть космический корабль, но он терпит крушение и им приходится высаживаться на некой забытой богом планете. Там принцессу похищают коварные аборигены и продают представителям Империи, которые транспортируют ее в имперскую столицу — город-планету Альдеран. Люк вместе с юными повстанцами предпринимает дерзкую попытку освобождения пленной и преуспевает в этом деле. Хорошие парни получают награду, далее следует всеобщее ликование, песни и пляски. В общем и целом, эта версия истории очень сильно напоминала сюжет «Скрытой крепости» и, откровенно говоря, скорее была футуристическим ремейком фильма Куросавы, нежели самостоятельным произведением.

По счастью увидеть космический ремейк «Скрытой крепости» миру не довелось. Энтузиазм Лукаса (что вообще довольно характерно для творческих людей) по завершению работы над синопсисом угас, ему внезапно открылись минусы проекта, он обнаружил, что сюжет Куросавы накладывает массу ограничений на полет его фантазии, что фильм по нему выйдет не совсем таким, каким Лукас его себе представлял… Однако ж, отринув на время сомнения и волнения, Джордж отправился обивать пороги киностудий. Сложность заключалась в том, что ничего, кроме четырнадцатистраничного синопсиса, массы занятнейших, но пока еще не оформившихся идей, и подмоченной провалом «THX 1138» репутации у нашего героя не было. Идеи и фантазия — это, конечно, круто, но если бы боссы киностудий раздавали каждому их обладателю деньги, то давно уже жили бы на мусорках и питались объедками. Боссы United Artists и Universal отклонили «Звездные войны», закономерно опасаясь провала. А вот тогдашний глава компании 20th Century Fox Алан Лэдд-младший рискнул и, как оказалось впоследствии, принял самое важное и правильное решение в своей жизни: студия взяла проект. Лукас получил 50 тысяч долларов за написание сценария, 100 тысяч за режиссуру, права на любые возможные сиквелы-приквелы и полный контроль над всем связанным с фильмом мерчендайзом.

И тут как нельзя более кстати жахнули из всех стволов «Американские граффити»: фильм собрал отличную кассу и вызвал бурю положительных эмоций у зрителей. Все финансовые трудности нашего героя решились в одном мгновение. Формально созданная в 1971-м году для защиты прав Лукаса компания Lucasfilm наконец-то начала превращаться в настоящую киностудию. Джордж принялся покупать недвижимость и создавать производственную инфраструктуру, закладывая фундамент того, что некоторое время спустя превратится в легендарное Skywalker Ranch. В общем, абсолютно все благоприятствовало тому, чтобы Лукас наконец-то приступил к полномасштабной работе над запланированным фильмом. И он приступил.

В первую очередь Лукаса волновало то, что генерал Скайуокер, главный сюжетный протагонист, уже полностью сформировавшийся герой. Джорджу требовался персонаж, который бы развивался по ходу событий, паренек, с которым изначально легко было бы идентифицироваться зрителю. В результате генерал уехал на второй план, а ведущее место в сюжетных построениях занял юный Анникин Старкиллер. Стараясь максимально дистанцироваться от фильма Куросавы и добавить фантазийного антуража, Лукас ввел в повествование джедай-бенду — добропорядочных межзвездных воинов, стоящих на страже справедливости и чистоты, и ситхов — зловещую секту, проповедующую хаос, зло и прочие гадости.

В определенный момент Лукасу стало мало детских воспоминаний, и он принялся в промышленных масштабах скупать комиксы, журналы о научной фантастике, романы и даже детские сказки. Как средневековые алхимики, в тщетных попытках создать lapis philosophorum заваливавшие котлы самой невообразимой дребеденью, Лукас в поисках идей для «Звездных войн» читал и смотрел все, что имело хоть какое-то отношение к фантастике. Параллельно с этим он начал собирать нарезки сцен воздушных боев из старых военных фильмов и хроники. Лукас хотел, чтоб в его фильме было много динамичных и ярких сцен космических боев, чтоб истребители порхали слово бабочки и жалили как пчелы. «В «Стар Треке» всегда было так: один корабль здесь, другой — там, они по очереди пуляют друг в друга тоненькими лучиками лазера, пока один из них не исчезает. Это вообще ни разу не воздушный бой!» — негодовал Лукас.

В мае 1974-го Лукас завершил работу над полноценным сценарием запланированного фильма. Сюжет его был таков: Кейн Старкиллер, мастер джедай-бенду, и его юный сын Аникин Скайуокер скрываются от преследующих их рыцарей-ситхов на неподконтрольной Империи планете Акуила. Там Кейн встречает своего старого друга, война джейдай-бенду Люка Скайоукера, ныне генерала акуиланской армии. Кейн открывает Люку страшную тайну: оказывается, он уже давно не человек, а натуральный киборг, из плоти и крови у него лишь голова и рука, все остальное — механическое. По этой причине Старкиллер-старший полагает, что не сможет адекватно натренировать сына, и просит Люка взять Анникина своим падаваном. Тем временем имперская армия вторгается в систему Акуила. Ситхам, как выясняется, нужен один из членов местной королевской семьи, дабы клонировать его и вырастить подконтрольного раба, с помощью которого они смогли бы, не опасаясь бунтов и революций, контролировать местное население. Король Акуилы погибает, сенат идет на мировую с Империей, и наши герои (отряд которых пополнился принцессей Леей, наследницей акуиланского трона, ее младшими братьями, двумя случайно встреченными дроидами C-3PO и R2-D2 и положительным зеленокожим и безносым монстром-здоровяком Ханом Соло) вынуждены спасаться с планеты бегством. Кибернетический Кейн Старкиллер жертвует собой, дабы помочь остальным членам команды убраться со ставшей крайне негостеприимной планеты.

Увы, жертва Кейна бесполезна: капитан корабля оказывается рыцарем-ситхом. Герои попадают в плен, но потом спасаются, захватывают имперский корабль и… благополучно разбивают его. Им приходится катапультироваться на планету Явин, населенную здоровенными мохнатыми субъектами — вуки, особое дружелюбие среди которых проявляет некий Чубакка. Герои вновь в сборе, за исключением бедняжки Леи, которая силой уведена в имперский аванпост. Смешавшись в кучу, вуки, монстры, люди и прочие положительные герои, крушат вражий лагерь, но узнают, что принцессу транспортировали в летающую имперскую крепость. Аникин отправляется на борт вражеского космосудна, но попадет в плен. Его оперативно приговаривают к смертной казни, но палач-ситх внезапно делается хорошим, отказывается убивать Анникина и помогает ему вместе с принцессой сбежать из крепости. В это же самое время эскадрон летучих вуки во главе с Люком Скайуокером обращает эту крепость в щепки. Далее следует традиционное всеобщее ликование, песни и пляски.

Собственно, именно с этого варианта сценария и можно начинать отсчет жизни «Звездных войн». Разумеется, эта версия сюжетно далека от той, что легла в основу великой киносаги, но подавляющая масса персонажей и ситуаций зародились именно на страницах этой ревизии. Так, например, здесь содержатся все три основные составляющие будущего лорда Вейдера: собственно, сам ситх по имени Дарт Вейдер (здесь он высокий, сумрачный человек без каких-либо особых костюмных примет); кибернетизированный отец молодого Старкиллера и финальный переход на светлую сторону одного из ключевых злодеев-ситхов… Этот вариант сценария (среди фанов и исследователей его принято называть «черновым сценарием») смело можно считать глиной, из которой впоследствии и были вылеплены «Звездные войны».

Следующие два месяца после завершения чернового сценария Лукас занимался исключительно редактурой своего новорожденного текста, изменял имена и названия, слегка корректировал ход отдельных сцен. Именно по этой обновленной версии сценария (исследователи и почитатели впоследствии назовут ее «первым вариантом») Лукас всерьез намеревался снимать свой фильм. Однако ж, довольно скоро Джордж пересмотрел свое отношение и тут же приступил к работе над еще одной версией «Звездных войн».

Здравствуйте, Люк

Работая над новым сценарием, Лукас старался исправить все те недостатки, которые он отыскал в предыдущем. Во-первых, он решил выделить больше экранного времени дроидам C-3PO и R2-D2, на металлические плечи которых отныне была возложены тяготы по организации комического эффекта. Во-вторых, стремясь придать фильму дополнительного «комиксного» духа, Лукас решил превратить ситхов и джедай-бенду в своеобразных космических супергероев (до этого они в большей степени напоминали самураев). Джордж отправил в отставку образ взрослого героя-наставника, решив сконцентрироваться на более понятном для детей естественном взрослении персонажей. Стремясь разделаться с лишними сущностями и максимально дистанцироваться от фильма Куросавы, Лукас удалил из сценария принцессу Лею. Изрядные изменения произошли и с сюжетом. Отныне главным предметом имперского вожделения стал загадочный Кибер-кристалл, увеличивающий Силу его носителя в сотни раз. Люк, один из многочисленных сыновей джедая Старкиллера, должен доставить кристалл на планету Огану. Помогает ему в этом юный космический пират Хан Соло и его мохнатый приятель Чубакка. Увы, прибыв на место назначения, герои выясняют, что могучий Кибер-кристалл там никому особо и не нужен: планета полностью уничтожена имперскими силами. Люк вместе с Ханом присоединяется к повстанческим силам, встречает там своего отца Старкиллера, и затем они совместными усилиями уничтожают Звезду Смерти. И да, вы угадали, далее следуют всеобщее ликование, песни и пляски.

Эта версия сценария была озаглавлена «Приключения Люка Старкиллера, эпизод I: Звездные Войны» (по хронологии исследователей она числится как «второй вариант»). Интересно, что в отличие от всех остальных вариантов в этом присутствовал полноценный квест, то есть осознанный поход героя из пункта «А» в пункт «Б» с целью свершения некого благого деяния. Еще одной важной особенностью стало обретение Дартом Вейдером своего канонического вида (дизайнер и художник Ральф МакКуорри, делавший иллюстрации для этого варианта сценария, придумал легендарный шлем, который, впрочем, на тот момент времени Вейдер носил не по медицинским показаниям, а как часть своей космоброни). Несмотря на то, что финальный вариант сценария довольно сильно отличается от этой версии, ряд сцен из нее напрямую перекочевали в итоговый фильм: Хан и Люк, шатающиеся по имперскому короблю, переодевшись в штурмовиков и «взяв в плен» Чубакку; R2-D2, показывающий Люку голографическое сообщение; отказ Хана рисковать собой во время атаки Звезды Смерти и последующее его героическое возвращение.

Интересно, что спустя некоторое время после завершения «второго варианта», Лукас сообразил, что в фильме наметился серьезный половой дисбаланс. Снимать кино вообще без женских персонажей Джордж не хотел, и эксперимента ради заменил главного героя на юную деву. По счастью до розовых единорогов дело не дошло, и Лукас вскорости вернул Люка в его исходное мужское состояние. Но внутренний жучок-перфекционист уже начал подтачивать возведенные в воображении Лукаса киностроительные леса, и Джордж вновь принялся переделывать сценарий.

Новая версия сценария («третий вариант») была завершена 1 августа 1975 года. Называлась она «Звездные войны: от приключений Люка Старкиллера» и представляла собой компиляцию лучших, по мнению Лукаса, идей из всех его предыдущих текстов. В этой версии была возвращена из небытия принцесса Лея, возродилась фигура наставника — на этот раз в обличии старого джедая Оби-Вана Кеноби, Хан Соло наконец-то стал циничным контрабандистом с замашками антигероя, а центральным объектом квеста сделались планы Звезды Смерти. По сути, за исключением отдельных деталей и эпизодов (Кибер-кристалл все еще активно цеплялся за жизнь, дядя Люка — Оуэн — был изрядным засранцем и отбирал у племянника деньги, в графе «фамилия» у главного героя традиционно значилось «Старкиллер»), «третий вариант» очень сильно напоминал тот сценарий, который и лег в основу окончательных «Звездных войн».

В конце 75-го года Лукас писал фантасту Алану Дину Фостеру, работавшему над новеллизацией сценария (книга выйдет в ноябре 1976-го, подписанная именем Лукаса и станет самым первым выпущенным в продажу продуктом, имеющим отношение к «Звездным войнам»), что планирует полностью выбросить из сюжета Кибер-кристалл, потому что от него слишком сильно попахивает Суперменом; хочет вывести на передний план повествования Силу и превратить дядю Оуэна в хорошего парня, потому что его все равно убивают. Собственно, Лукас сказал — Лукас сделал. Все эти запланированные поправки действительно появились в финальном варианте сценария. В новой версии были переписаны примерно 30% всех диалогов и наконец-то изменена фамилия главного героя. «Тогда во всех новостях говорили о маньяке Чарльзе Мэнсоне и его фанатиках. Люди, узнав имя героя, постоянно спрашивали у меня, снимаю ли я фильм о серийном убийце или что-то вроде того…» — вспоминает Лукас. Если вы вдруг не уловили мрачной иронии, то поясняем: «Старкиллер» переводится с английского как «Убийца звезд», а Чарльз Мэнсон и его коллеги аккурат специализировались на жестоких убийствах богатых известных людей. В конце 75-го года эта история вновь шумно всплыла на свет, когда юная последовательница злодея попыталась совершить покушение на президента Форда.

Еще одним интересным нововведением было вступление к фильму. «Давным-давно в далекой-далекой галактике…» — Лукас не просто обозначил временной период событий, но и вынес свое произведение за границы научной фантастики, которой вообще свойственно оперировать будущим временем. Эти несколько коротких слов нужны были вовсе не для того, чтоб помочь читателю сориентироваться во времени, но чтобы подготовить к тому, что его ждет волшебная сказка. «Давным-давно…» здесь аналог традиционного сказочного «Жили-были…»

Фильм «Звездные войны» вышел на экраны 25 мая 1977 года и стал настоящей сенсацией. Его популярность и сборы были воистину колоссальны, картина получила 6 премий «Оскар», кинокритики без умолку пели ей хвалебные оды, зрители ходили в кинотеатры по пять, по десять раз, Лукас в одночасье из подающего надежды режиссера сделался суперзвездой мирового кинематографа. Было очевидно, что продолжение не заставит себя долго ждать. И оно, конечно, не заставило.

Кто твой папочка?

Лукас горел желание приступить к разработке сиквела. У него было два вагона и еще небольшая тележка идей, оставшихся от разных вариантов сценария «Звездных войн», кроме того, работая над финальной версией он сочинил предысторию для каждого мало-мальски значимого персонажа, и теперь все эти предыстории рвались на свободу и требовали развития. «Я рассказал максимум четверть от того, что хотелось бы!» — сетовал режиссер. Однако ж, вопреки распространенному заблуждению и красивой гипотезе о том, что у Лукаса все узловые элементы сюжета были продуманы на двадцать лет вперед, сюжет второго фильма саги — «Империя наносит ответный удар» — придумывался по ходу событий в результате усиленного мозгового штурма. Так, например, в интервью, взятых вскоре после триумфа «Звездных войн» Лукас, рассказывая предысторию Дарта Вейдера, неизменно описывал сцену битвы у вулкана, в ходе которой Вейдер убивает отца Люка, а потом падает в жерло, сраженный Оби Ваном.

Летом 1977-го Лукаса еще даже и не представлял себе толком, о чем вообще будет сиквел. Сперва он подумывал о том, чтобы снять предысторию «Звездных войн», рассказать о том, как Империя захватила власть над далекой-далекой галактикой, как обучался и как погиб отец Люка и как Вейдер предал идеалы света. Потом Джордж задумался о том, чтобы вообще снять фильм исключительно о приключениях молодого Оби Вана. В конце концов, перебрав множество вариантов, Лукас остановился на идее прямого развития показанных в первом фильме событий.

Идея поместить события на заснеженную планету, в деталях показать разгром повстанческой базы имперскими силами и развести по разным сюжетным линиям героев, родилась довольно быстро. А вот деталями она обрастала куда как медленнее. Из различных забракованных вариантов можно отметить, например, черный замок Вейдера, окруженный лавой и набитый гаргульями и гремлинами; сделанный целиком из золота костюм Императора и планета, разделенная на семь сотен стран, каждая из которых населена кланом клонов (персонаж Лэндо задумывался как лидер одного из этих кланов).

Первый вариант сценария фильма написала Ли Брэкетт, и он Лукасу откровенно не понравился. Увы, Ли исправить его уже никак не могла, ибо скончалась в марте 78-го. Искать нового сценариста, вводить его в курс дела и надеяться, что у него все получится, не было времени. Уже была официально анонсирована дата выхода фильма — май 1980-го — и полчища поклонников вряд ли бы восприняли перенос нормально. Лукас, который, как мы помним, терпеть не мог писать сценарии, был вынужден сам усесться за письменный стол. Он писал сутки напролет, в выходные и праздничные дни, даже во время пасхальной семейной поездки в Мексику. Лукас филигранно интегрировал в сюжет магистра Йоду, призванного заменить на посту наставника Оби Ванна, отправил в отставку призрак папы Люка, в брэкеттовской версии сценария настойчиво дававшего Скайуокеру ценные советы, и подарил Лорду Вейдеру сына.

Интересно, что Лукас подумывал слегка изменить предысторию своего главного плохиша. В одном из вариантов синопсиса «Империи» была такая сцена: Кеноби и Вейдер дерутся возле шахты ядерного реактора (!), Оби Ван побеждает, отрубает Дарту руку и пинком отправляет поучаствовать в цепной ядерной реакции. Однако Вейдер выживает и превращается в сурового мутанта. Очевидно, что писалось это в момент приступа былой любви Лукаса к комиксам о супергероях, и было немедленно из сценария выкорчевано по завершению приступа.

Важнейшим элементом сценария, помимо, разумеется, усыновления Вейдером Люка, стало упоминание Йодой еще одного носителя Силы («Этот мальчик — наша последняя надежда» — «Нет, есть и другая»). На тот момент времени Лукас полагал, что его цикл растянется на девять эпизодов, три трилогии. Первая трилогия — о становлении Империи и обращение отца Люка к темной стороне, вторая трилогия — понятно какая, ну, а третья — как раз про «другую надежду».

Как мы уже знаем, в будущем Лукас от идеи третьей трилогии отказался. Что конкретно планировал Лукас рассказать в этих так и не родившихся на свет трех фильмах и по сей день остается загадкой. Есть, конечно, старинные интервью, в той или иной степени проливающие свет на потенциальный сюжет третьей трилогии («В центре истории будет построение новой Республики») и свидетельства того, что в этой трилогии точно не планировалось рассказывать о приключениях постаревшего Люка и его соратников. Версия о том, что именно повзрослевшим героям оригинальной трилогии предстояло стать героями третьей трилогии появилась уже позднее — в начале 90-х, когда фантаст Тимоти Зан выпустил серию книг «Трилогия Трауна», как раз таки рассказывающих о том, что происходило через пять лет после событий последнего фильма. Три составляющих серию романа были на удивление хороши, и многие почитатели «Звездных войн» восприняли их как новеллизации так и не увидевших свет сценариев фильмов таинственной третьей трилогии…

Впрочем, мифы и загадки третьей трилогии — тема для особого разговора, мы же, пожалуй, вернемся к нашим космическим баранам. Итак, «Империя наносит ответный удар» вышла 21 мая 1980 года. Концовка ее, в отличие от финала предыдущего фильма, была более чем открытая: Люк познакомился со своим славным папкой, Хан Соло в карбонитовом холодильнике отправился навестить Джаббу, а Йода сообщил зрителям, что, оказывается, есть еще один Герой. Казалось бы, никаких проблем с сиквелом быть не должно: развивай сюжет и езжай по накатанной дорожке к третьей трилогии, но сложности неожиданно пришли с другого фланга. Во-первых, неожиданно всплыла проблема с режиссерским видением цикла. Лукас, как известно, не хотел сам снимать сиквелы. Уже после выхода первых «Звездных войн» он признавался в интервью, что желает сделать вселенную открытой для мнений и взглядов других творцов, за собой он оставлял право полного контроля над всеми происходящими процессами и, разумеется, разработку сюжетов и историй. Так в режиссерское кресло империи попал 55-летний Ирвин Кершнер. Боссы FOX негодовали и требовали, чтоб Лукас нашел какого-нибудь молодого режиссера, который возрастом не далеко ушел от целевой аудитории фильма, но Лукас настоял на кандидатуре Ирвина. Что из этого получилось, мы все хорошо знаем — «Империя наносит ответный удар» получилась самой серьезной, взрослой и глубокой из частей оригинальной трилогии. Это было нереально круто, но не совсем то, на что рассчитывал Лукас. «Слишком мрачно, слишком!» — обреченно твердил он перед премьерой. Для нового фильма — «Месть Джедая» — Лукас, вняв советам боссов FOX, впоследствии подыскал молодого и не шибко самостоятельного режиссера Ричарда Марканда.

Во-вторых, «Империя» отняла безумное количество физических и моральных сил у Лукаса, помимо ни на день не прекращавшейся работы над историей, вариантами сценария, диалогами, он еще и чудовищно переживал из-за вложенных в фильм денег. В какой-то момент у Джорджа возникло серьезное подозрение, что фильм провалится и разрушит всю его жизнь и планы. Страх этот был, безусловно оправдан: Лукас действительно поставил на карту «Империи» все, а фильм получался не совсем таким, каким Джордж желал его видеть.

В-третьих, из-за непрекращающейся работы над «Звездными войнами» у Лукаса появились проблемы личного плана, его брак дал изрядную трещину, с каждым днем расширявшуюся все сильнее и сильнее. Кроме того, огромное количество людей внезапно возжелало дружбы Лукаса и большинство, как вы догадываетесь, по сугубо меркантильным мотивам. «Мне не нужно еще больше друзей!» — жаловался он в интервью.

В-четвертых, появился ряд проблем с людьми, чье имя напрямую ассоциировалось со «Звездными войнами». Харрисон Форд, устав от своей роли, желал смерти Хану Соло и надеялся, что последний не переживет карбонитового плена. У Лукаса произошел конфликт с Гари Кертцом, продюсером трех его предыдущих фильмов. В общем, сложностей стало действительно много.

В таких условиях Лукасу ничего не оставалось, кроме как отложить запланированную новую трилогию на неопределенный срок. Это решение автоматически означало, что все сюжетные узлы, завязанные в «Империи», предстояло развязать в единственном оставшемся фильме. В феврале 81-го года Лукас завершил черновой сценарий «Мести Джедая». Вариант этот был воистину монументален: две Звезды Смерти, подземный дворец Императора с троном посреди озера из лавы, Император и Вейдер, открыто конфликтующие из-за Люка, финальная битва Люка и Вейдера посреди огненного моря и героическое самопожертвование Дарта, символично утащившего Императора в озеро лавы. Вопрос «другого» носителя Силы, оставшегося в наследство от отмененной новой трилогии, Лукас решил, сделав принцессу Лею вторым ребенком Дарта Вейдера и сестрой Люка. Изначального Джордж подумывал внедрить в повествование дополнительную девушку-джедая, но потом решил не плодить лишних сущностей.

Интересно, что сюжет чернового сценария был крайне «вейдероцентричным»: Дарта в нем было действительно много. Он искушал Люка, пытаясь переманить его на Темную Сторону и вместе с ним править галактикой; он был искушаем Императором, требовавшим, чтоб Вейдер собственноручно прикончил сына; он подвергался давлению со стороны духов Оби Вана и Йоды, обещавших ему спасение и посмертное возвращение на Светлую Сторону. По сути, Вейдер должен был стать вторым главным героем «Мести Джедая».

Отдельного упоминания заслуживает ненавистная для одних и столь же милая сердцам других победа маленьких медвежат-эвоков над отборными отрядами штурмовиков, которая была прописана еще в первой версии текста. Мы не будем обсуждать реалистичность этой победы, ибо копий на эту тему сломано уже предостаточно, отметим лишь то, что вся эта сюжетная линия была целиком извлечена Лукасом из чернового сценария «Звездных Войн». Только, если помните, в роли дикарей, сокрушивших высокотехнологичную имперскую армию, там выступали вуки. «Я просто взял вуки, разрезал его пополам, вуа-ля, получились эвок!» — вспоминает Лукас.

В следующих вариантах сценария Лукас сделал Дарта Вейдера еще более человечным персонажем, трагическим героем, обманом и подлостью затянутым на Темную Сторону (много лет спустя Лукас детально вернется к этой концепции при работе над приквельной трилогией). Однако в определенный момент обнаружив, что Вейдер сделался совсем уж приятным персонажем, Джордж принял решение откатиться обратно к полутонам.

В процессе работы над новыми версиями сценария трудившаяся вместе с Лукасом команда принялась убеждать его, что всенепременно следует угробить кого-либо из героев, причем сделать это надо пораньше, чтоб зрители засомневались в счастливом конце и опасались за жизнь остальных героев. Лукас, который, как мы помним, желал придать фильму легкости в противовес излишней мрачности «Империи», отказался наотрез. Еще один интересный момент — внешний вид Вейдера. Когда стало понятно, что зрителю предстоит увидеть Дарта без маски, началась долгая и мучительная работа над тем, каким же ситх предстанет перед зрителями. Дело в том, что изначально, во время работы над предыдущими двумя эпизодами, подразумевалось, что под маской прячется настоящее чудовище. Режиссер «Империи» Кершнер, например, представлял себе Вейдера как страшилище со срезанным ртом, вывалившимися глазами и прочими достойными фильмов ужасов приметами. «Я был очень удивлен, когда увидел в третьем фильме, что это вполне обычный дядька» — вспоминает он. Разумеется, уродливый монстр никак не вписывался в концепцию легкого повествования и финального перехода Вейдера на Светлую Сторону. Так Дарт стал покрытым ранами и шрамами серомордым стариком.

За шесть месяцев до выхода фильма компания Лукаса провела маркетинговое исследование и убедилась, что использование слова «месть» в названии скорее всего негативно повлияет на восприятие картины зрителями. Поклонники недоумевали, с какой стати джедай, по определению ревнитель высоких идеалов, будет кому бы то ни было мстить. Кроме того, определенную часть аудитории слово «месть» наводило на мысль о том, что фильм окажется еще более мрачным, чем предыдущий. В результате суровая «Месть джедая» превратилась в нейтральное «Возвращение джедая».

Фильм вышел на большие экраны 25 мая 1983 года и оказался более чем успешен. Гигантские сборы, восторг зрителей, восхищение критиков… Лукас поставил прекрасную жирную точку в конце оригинальной трилогии и к великому горю сотен миллионов поклонников признался, что в ближайшее время возвращаться к «Звездным войнам» не планирует. Долгие годы изматывающей, непрерывной работы стоили Лукасу брака: в том же 83-м году от него ушла жена. Далее последовал жесткий бракоразводный процесс, в результате которого Лукас потерял изрядную часть полученных от «Звездных войн» денег. Он был окончательно разбит морально, изношен физически и эмоционально. Отдельным скептикам даже казалось, что на этом сказка об удачливом студенте, снимавшем странные авангардные фильмы, а потом внезапно ставшем одним из самых успешных кинематографистов XX века, завершена. Но Лукас и возведенный им колосс выжили. И очень скоро его империя нанесла сокрушительный ответный удар всем тем, кто по какой-то причине решил ее похоронить.

В 83-м Лукас сообщил в одном из интервью, что никогда более не вернется к «Звездным войнам». А в 87-м он сказал: «Рано или поздно я сделаю еще несколько фильмов, я просто пока еще не знаю когда. У меня есть история, которую я хочу рассказать, она просто пока еще не бесчинствует в моей голове достаточно сильно для того, чтобы решить: все, пора ее выпускать». Через семь лет после этого история начнет бесчинствовать достаточно сильно для того, чтобы Лукас сел за сценарий новых «Звездных войн»… Но это, конечно, уже совсем другая история. И мы при случае — благо Лукас и его коллеги регулярно нам эти случаи предоставляют — обязательно ее вам расскажем.





Если Вас заинтересовал этот текст, то, вполне возможно, заинтересует и кое-что из следующих статей:

2 Comments
  1. CommentsВиталий   |  Вторник, 19 ноября 2013 в 13:18

    Отличная статья, спасибо! Еще бы чуть больше фотографий;) Жду вторую часть

  2. CommentsСтанислав   |  Четверг, 21 ноября 2013 в 03:07

    Крутяк, интересная статья:))
    Главное чтобы теперь в 7м эпизоде не перемудрили:)


Ваш комментарий:






Тоже интересно:


    Дебора Надолман, художник по костюмам, вспоминает, что шляпу для Индианы Джонса она отыскала в солидном британском салоне. После покупки головной убор подвергли немилосердным истязаниям: измяли и изваляли в пыли. Однако окончательный внешний вид установил сам Харрисон Форд: он уселся на шляпу, поелозил и в течение нескольких минут на ней ерзал.

    [ читать полностью ]